На базу только с победой

На базу только с победой
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

С первых месяцев войны капитан 2-го ранга Н. А. Лунин пользовался на флоте репутацией командира-новатора. Именно тогда, командуя Щ-421, он торпедировал транспорт в самый, казалось бы, неподходящий момент: лодку преследовал вражеский миноносец.

Лунин первым на Северном флоте применил ночную торпедную атаку и торпедный залп. В марте 1942 года его назначили командиром большой крейсерской лодки К-21.

…Семь дней корабль находился в районе больших глубин, где нельзя было лечь на грунт и дать передышку экипажу.

Вечером 28 марта лодка шла в надводном положении в назначенный район. Дул слабый ветер. Использовав удобный момент, мотористы счищали с кормовой надстройки кристаллы соли. Неожиданно рядом появились три миноносца типа «Карл-Гальсетр». Один из них уже разворачивался в сторону лодки. Нужно было срочно задраивать люк и погружаться. Каждая секунда промедления могла стать для лодки последней. Но лишь после того, как мотористы скрылись в люке, Лунин отдал команду на погружение.

Взрыв, другой, третий… С миноносца полетели глубинные бомбы. Однако командир советской лодки не думал уходить от преследования. Он готовился к бою. Лодка маневрировала на разных глубинах, то и дело меняя курс. Сбросив пятнадцать бомб, эсминец ушел, сбитый с толку маневрами наших подводников.

В поисках врага прошли еще три дня. Пора было возвращаться в базу. А командир по-прежнему не отходил от перископа, высматривал цель. Настойчивость Лунина была вознаграждена — утром 31 марта К-21 торпедировала большой транспорт. В следующем походе она шесть раз форсировала минные поля, потопила два сторожевых корабля и минный заградитель.

«В базу только с победой» — для лунинцев это стало и доброй традицией, и твердым правилом. В восьмом походе лодка Лунина провела дерзкую операцию: североморцы в надводном положении вошли ночью в гавань противника. На виду у растерявшегося врага они уничтожили причал и шесть торпедных катеров. На обратном пути лодка благополучно миновала три поста наблюдения, точно отвечая на чужие позывные…

Герой Советского Союза Коршунович Сергей Григорьевич, командир 2-го дивизиона Краснознаменной ордена Ушакова 1-й степени бригады торпедных катеров Северного флота, коммунист, уроженец с. Лагеря Одесской области.

На базу только с победой

Дивизион уничтожил 32 корабля, сбил 5 самолетов противника. Несколько позже в послужном списке К-21 появился потопленный немецкий эсминец. 23 октября 1942 года за боевые заслуги лодку наградили орденом Красного Знамени.

Много талантливых офицеров было в годы войны на Северном флоте. Командир подводной лодки М-176 капитан 3-го ранга И. Л. Бондаревич зарекомендовал себя мастером торпедного удара. Одной из волнующих страниц в боевой истории корабля был поединок с вражеской подлодкой на большой глубине.

…Североморцы находились на позиции в Варангер-фиорде. Вечером стоявший на вахте боцман Гордий заметил вдали темное пятно. — Вражеский катер, — доложил он.

Командир посмотрел в перископ и поправил боцмана: — Не катер, а подводная лодка, и идет прямо на нас. Последовала команда: — Срочное погружение!

Лодка скрылась под водой, экипаж приготовился к бою. В отсеках стало совсем тихо. Подвсплыли, подняли перископ, но на поверхности никого не обнаружили: враг явно притаился.

— Шум винтов подводной лодки! — доложил акустик Александр Адамюк.

Командир знал, что у противника более выгодная позиция и фашисты в любой момент могут атаковать советский корабль. Бондаревич принял решение: срочно погрузиться и маневрировать на глубине.

Лодка ушла под воду на сорок пять метров. На М-176 выключили систему регенерации воздуха, чтобы скрыть позицию лодки. Шум прекратился.

Акустик уловил рокот работающих торпед, выпущенных с немецкой лодки.

Одна, другая, третья… Каждый раз после сообщения акустика, командир менял курс. Поединок под водой продолжался.

В напряжении прошел час, второй, третий…

— Десятая, — доложил Адамюк.

«Стало быть, торпеды все, — отметил про себя Бондаревич. — Теперь не прозевать, когда будет всплывать».

Североморцы готовились к бою. Увидев в перископ вражеский корабль, Бондаревич скомандовал: — Пли!

Две торпеды, выпущенные с М-176, накрыли цель. Многочасовой поединок закончился победой наших подводников.

С каждым днем рос боевой счет подводников Северного флота. За полтора года войны они потопили более восьмидесяти транспортов и других кораблей противника. Активные действия североморцев помогли нашим войскам на сухопутном фронте — немецкая группировка недополучила сотни тысяч тонн грузов, транспортировавшихся на Север из стран Западной Европы.

На подводников легла основная тяжесть борьбы на коммуникациях противника. Кроме того, они выполняли многие другие важные боевые задания: высаживали разведчиков во вражеский тыл, ставили активные минные заграждения на всем пути следования конвоев от Тромсе до Киркенеса.

Немецкие транспорты то и дело подрывались на минах. Минные заграждения ставили лодки типа «Л», на которых было безотказное минносбрасывающее устройство. Они могли принимать в трюмы большой запас мин и удаляться на значительные расстояния от баз.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *