На главном направлении

На главном направлении
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Наступление ударных группировок Калининского и Западного фронтов началось 8 января. Накануне Гальдер писал в дневнике об успешных контрударах немецких войск, а после прорыва советских частей западнее Ржева вынужден был констатировать: «Очень трудный день!»

Развивалось наступление в западном направлении и в районе Сухиничей. Оперативные сводки Генерального штаба сухопутных сил отмечали «очень активные действия советской авиации западнее Боровска». Жестокие наземные бои разгорелись в районе Юхнова и в направлении Гжатска. Гитлер надеялся, что окруженный гарнизон Сухиничей сможет приковать значительные силы русских, но войска 10-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса 10 января вышли на фронт Мосальск, Киров, Людиново, Жиздра. На этом рубеже части Красной Армии встретили организованное и упорное сопротивление противника.

В плохих погодных условиях советская авиация по мере возможностей взаимодействовала с наступавшими наземными частями, уничтожая живую силу и технику противника, наносила удары по коммуникациям. Никогда прежде на фронте не было столько различных типов крылатых машин.

Фактически не сражались в битве под Москвой зимой 1941—1942 гг. лишь гидросамолеты.

Перед началом общего зимнего наступления начальник разведуправления Генерального штаба Красной Армии генерал Панфилов представил командующему ВВС генералу Жигареву сводку № 186/142009, в которой обращалось внимание на интенсивные оборонительные работы противника на рубеже Ржев — Гжатск — Юхнов и на подготовку тыловых позиций восточнее Вязьмы — Сычевки. По мнению Панфилова, опорные пункты противника — города Гжатск и Вязьма представляли наиболее важные цели для авиации. Нарушив основные коммуникации врага, удалось бы сорвать планы немцев по отводу войск и перегруппировке.

Соединения дальней и фронтовой авиации выполнили ряд эффективных налетов на тыловые объекты неприятеля. Оперативные сводки Генерального штаба сухопутных сил вермахта свидетельствуют: наиболее чувствительные удары советские летчики нанесли по станциям Шаховская, Мятлево и сосредоточению войск западнее Боровска. На основе анализа трофейных материалов начальник штаба ВВС Красной Армии генерал Г.А. Ворожейкин издал 9 января приказ, в котором говорилось: «Из захваченных немецких документов видно, что его танковые части, автотранспорт и обозы несут большие потери от нашей авиации. Так, в распоряжении по 5-й танковой дивизии указывалось, что при занятии населенных пунктов части и подразделения слишком рано въезжают в селения, а не рассредоточиваются в лесу или на шоссе. Немецкий документ требовал, чтобы в населенных пунктах автомашины и повозки располагались у домов и в отдельных дворах на достаточном удалении друг от друга, с соблюдением мер маскировки. Германское командование обязывало офицеров немедленно создавать в населенных пунктах посты воздушного наблюдения, организовывать огонь средств ПВО, запрещать передвижение при появлении советских самолетов…»

За 8 и 9 января в этих районах на головы вражеских солдат и офицеров не только были обрушены бомбы и РСы, но также сброшено свыше 30 000 листовок на русском и немецком языках.

Накануне общего наступления предпринимались попытки уточнить состав сил 8-го авиакорпуса. Советская радиоразведка запеленговала передачи с бортов самолетов и определила факты базирования на аэродромах в Орше групп II/KG4 и II/KG30, в Смоленске II/KG76, в Витебске II/KG100. При разведывательных полетах удалось установить используемые противником посадочные площадки неподалеку от линии фронта: в 7 км севернее и 4.0 км северо-восточнее Гжатска, а также в 5 км южнее Юхнова — там находилось от двух до восьми самолетов.

На главном направлении

На аэродроме Кувшиновка (5 км северо-западнее Юхнова) разведчики обнаружили не менее 25 неприятельских машин.

В начале года командование люфтваффе уделило большое внимание местам базирования авиации. Бомбардировочные группы заняли аэродромы Сеща, Шаталово, Смоленск (северный и южный) и Юхнов-северный. На двух смоленских аэродромах, а также в Витебске располагались дальние разведчики и транспортные самолеты. В Орле находились двухмоторные истребители и ближние разведчики. Указанные аэродромы прикрывались двух- и трехслойным огнем зенитной артиллерии и пулеметов. На некоторые авиабазы, например в Сещу, немцы завезли лыжи, но устанавливать их на самолеты все же не стали. Германская инженерная служба пришла к выводу, что без соответствующих испытаний эксплуатировать боевые машины на убирающихся лыжах нельзя. К этому времени большинство аэродромных технических подразделений обзавелись печами и другими средствами подогрева.

В первую неделю советского наступления немецкая авиация не проявляла активности в зоне Западного фронта. По этой причине, а также из-за отвлечения большей части 8-го авиакорпуса в район Ржева разведка фронта недооценила силы противостоявшей вражеской авиационной группировки, считая ее численность в пределах от 220 до 250 боевых самолетов. В то же время, пользуясь сложными метеоусловиями, экипажи транспортных групп люфтваффе работали интенсивнее.

Управление ПВО Западного фронта сообщило об уничтожении 8 января двух Ju88 и одного Hs126, по немецким документам, сбитым оказался на данном направлении один «юнкере». Он принадлежал отряду 4(F)/11 и с высоты 600 м бомбил и обстреливал передвигавшиеся войска и автомашины в тылу 5-й армии. Очередью с самолета оказался ранен командир 255-го озад. Пулеметчики этого дивизиона вели ответный огонь. По Ju88 открыли стрельбу также батареи 397-го озад. У немецкой машины вспыхнул двигатель, она упала и разбилась с экипажем. Еще один экипаж данный отряд потерял 8 января в районе действий 61-й армии Брянского фронта — самолет рухнул на землю неподалеку от станции Тим.

Достаточно редкий случай наши бойцы отметили восточнее Юхнова: с неприятельского самолета была сброшена кукла-манекен на парашюте, которая имитировала звуки выстрелов и отвлекала на себя внимание; истинные намерения немцев остались неизвестны. За 9 января не менее 30 раз германские самолеты пересекали линию фронта, главным образом с разведывательными целями.

11 января в гитлеровской ставке оценили положение как «действительно угрожающее». Особое беспокойство фюрера вызвали советские прорывы под Сухиничами и западнее Ржева. В тот же день прошло совещание с участием Гитлера, фон Клюге, Гальдера и других высокопоставленных генералов. Фюрер подчеркивал важность борьбы «за выигрыш каждого дня, каждого часа». Одновременно предпринимались попытки улучшить снабжение войск на критических участках фронта, широко задействовать сани и начать формировать лыжные батальоны.

Добиться стабилизации фронта на «зимней позиции» Тим — Белев — Медынь — Гжатск — Ржев нацистам не удалось. День 13 января генерал Гальдер считал наиболее тяжелым. Германские войска не могли «закрыть брешь под Медынью», обеспечить стык 6-го и 23-го армейских корпусов севернее Ржева, остановить части Красной Армии западнее Волоколамска. В этой ситуации Гитлер разрешил 15 января отвести соединения на запад примерно на 100 км, одновременно сократив фронт обороны. Той же ночью войска одиннадцати немецких корпусов начали отходить с рубежа протяженностью 350 км.

На Западном фронте, в отличие от Калининского, немецкая авиация не понесла ощутимых потерь в воздушных боях, а чаще теряла материальную часть на земле. Так, при освобождении г. Кирова удалось захватить на железнодорожной станции 36 паровозов, 110 вагонов, в т. ч. 25 с ценным имуществом. Среди советских трофеев оказались семь немецких самолетов в разобранном виде. Из донесения не ясно: эвакуировали ли нацисты самолеты в тыловые районы или, наоборот, пытались пополнить ослабленную группировку новыми машинами.

В оперативных сводках ВВС Западного фронта отмечались успешные удары по наземным войскам неприятеля, предпринятые авиагруппой Николаенко  12 января: выполнив 46 самолето-вылетов летчики группы уничтожили 56 автомашин, три орудия и семь танков. Потери составили один Пе-3 из 511-го бап — его подбила своя же зенитная артиллерия. В туманной дымке летчик «пешки» попытался прикрыть ударные самолеты от неприятельских истребителей и стал жертвой неточного огня с земли. При вынужденной посадке машины младший лейтенант Н.А. Разин разбился и погиб.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *