На перекрестке четырех дорог

на перекрестке
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

В поселке Коломак Краснокутского района на Харьковщине сходятся четыре дороги: с. Шелестово, Резуненково, Ново-Ивановки и Гонтова Яра. Здесь 18 сентября 1943 года занимала огневые позиции противотанковая батарея под командованием старшего лейтенанта Героя Советского Союза Ивана Егоровича Егорова.

Враг находился рядом, в поселке Резуненково. Старший лейтенант знал, что Коломак, имеющий большое оперативно-тактическое значение, противник попытается вернуть любыми силами. Поэтому решил все четыре пушки зарыть в землю, соединить ходами сообщения и на случай бомбежки с воздуха построить блиндажи с несколькими накатами.

Всю ночь трудились артиллеристы. Егоров сам показывал пример во всем. Рыл землю, устанавливал пушки, таскал бревна. И когда наступило утро, батарея была готова к бою.

Утро. Оно началось с налета вражеских бомбардировщиков. Стервятники сделали один заход, потом второй, сбросив на батарею десятки бомб. На третьем заходе обстреляли позиции артиллеристов из пушек и пулеметов.

Казалось, от батареи не осталось ничего. Но это было не так. Блиндажи выдержали, и личный состав остался целым. Вот пушки, те немного пострадали. Пришлось все срочно восстанавливать. Только успели подправить обрушившиеся окопы, как со стороны Резуненково послышался лязг гусениц и шум моторов, а потом на пригорке показались танки.

— Пятнадцать,— подсчитал кто-то из артиллеристов.— Есть над чем поработать.

— Да уж отдыхать некогда будет,— поддержал другой.

Вражеские танки шли тремя группами. Расстояние с каждой минутой сокращалось. Еще километра за полтора вражеские танкисты открыли огонь. Но снаряды ложились где-то далеко за батареей и не причинили ей никакого вреда.

на перекрестке

Советские артиллеристы молчали. Когда до головной машины оставалось около 700 метров, Егоров подал команду открыть огонь. Четыре пушки ухнули одновременно. Пороховой дым окутал батарею. Через несколько секунд орудия были готовы ко второму выстрелу.

Егоров взглянул на вражеские танки. Один из них развернулся и запылал, второй завертелся на месте, видно была перебита гусеница. Остальные продолжали наступать. Теперь они увеличили скорость и, разворачиваясь по фронту, решили зажать батарею в тиски.

Старший лейтенант Егоров готовился и к этому варианту. Позиция батареи была построена таким образом, что любая из пушек за несколько минут могла развернуться и встретить врага с востока, запада и севера. Второй залп был также удачным. Загорелись еще два танка. Потом еще два. Прошло всего несколько минут, и на поле было подбито шесть вражеских машин.

Но и советские артиллеристы несли потери. В расчетах осталось по одному-два человека. Старший лейтенант был ранен, но сам встал за одно орудие и продолжал вести огонь.

Фашисты неистовствовали. Вели огонь из всех пушек и пулеметов. Один из снарядов попал в первое орудие, перевернул его, а расчет разметал на куски. Но батарея сражалась. Оставшиеся в живых раненые артиллеристы вели огонь. Вот еще один танк врага шарахнулся в сторону. Покатился в овраг, перевернулся и загорелся.

Егорова ранило вторично, когда он брал на прицел танк, наступающий с правого фланга. Выстрелить он не успел. Его подхватили и хотели нести в укрытие.

— Отставить! — еле слышно скомандовал он.— Приказываю вести огонь!

Командира положили рядом с первым орудием. Он видел, как артиллеристы, все раненые, продолжали вести огонь.

Когда был подбит еще один танк, старший лейтенант уже не слышал, как оставшиеся в живых, обнимая друг друга, сообщали:

— Бегут! Они бегут! Мы победили!

Командира батареи взяли на носилки и понесли в медсанбат, а оттуда отправили в армейский госпиталь. Пять дней врачи боролись за жизнь героя, но смерть оказалась сильнее.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *