На пылающих берегах

Днепр вов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

На берегу речки, уснувшей под осокорями, гвардии майор Косарев вынул из планшетки топографическую карту, сложенную гармошкой, развернул ее. Остро отточенный карандаш забегал по ней, оставляя красный след.

— Что такое? — Косарев оставил карандаш. — Эта речка тоже называется Трубеж, как у нас, в Рязани. Да и похожа она на нашу, рязанскую: такая же серенькая, крохотная.

— Да что это за речка, товарищ майор,- сказал один из солдат,- воробей перепрыгнет и колено не замочит. Вот впереди нас река. Как это у Гоголя: «Редкая птица долетит до середины Днепра«.

— До середины? — послышался чей-то надтреснутый басок. — А нам надобно без передышки до того берега махнуть, и чтоб не булькать.

Полтава. Нежин. Переяслав… С детства знакомые и родные слова.

Седая старина, героические деяния наших предков! Это здесь Богдан Хмельницкий произнес свою знаменитую речь о воссоединении Украины с Россией.

Переяслав-Хмельницкий, Переяславль-Рязанский — белокаменные тезки, города над речками Трубеж, тоже тезками.

Майор Косарев шел по братской земле, такой же родной и любимой, как и земля рязанская. Он спешил. Предстояло засветло произвести рекогносцировку, побывать в частях, подготовить переправочные средства, организовать разведку правого берега Днепра. Дел у него — дивизионного инженера — было много. Но и опыт большой. Еще на Карельском перешейке в тридцать девятом ему, командиру саперного взвода, пришлось немало порезать «колючки», снять и обезвредить вражеских мин с грозной линии Маннергейма. И в Отечественную он прошел немало военных дорог.

Днепр вов

Командуя саперным батальоном, капитан Андрей Косарев в тяжелых изнурительных боях на Дону сдавал экзамен на мужество и воинское мастерство. Но особенно ярко проявились его способности военного инженера в стодневных боях под Сталинградом. Саперный батальон 138-й стрелковой дивизии под командованием А. В. Косарева в условиях непрерывных боев сумел надежно обеспечить защитников волжской твердыни инженерным оборудованием. Завод «Баррикады», где стояли насмерть бойцы 138-й дивизии, был превращен саперами Косарева в настоящую крепость.

Строительство огневых точек, оборонительных позиций, убежищ для личного состава подразделений, узлов связи и штабов, в том числе и оборудование командного пункта дивизии, проводилось под руководством вездесущего и неугомонного капитана Косарева. Он не только строил сооружения, но и командовал саперными и стрелковыми частями, отражал атаки фашистов.

«108 дней у заводов «Баррикады» и «Красный Октябрь» он (Косарев) был «главным инженером» не только по строительству, но и по части человеческих душ» — так о Косареве вспоминает начальник штаба дивизии полковник В. И. Шуба.

Бои шли не только на земле и в воздухе, но и под землей. Промышленный Сталинград располагал большими подземными сооружениями, составляющими сложную систему тоннелей и труб. Особенно много их было в районах заводов. Фашисты не раз пытались по подземелью проникнуть в тылы наших войск, но саперы Косарева срывали все попытки вражеских лазутчиков пробраться в наш тыл, уничтожали их из засад, подрывали минами и гранатами, уничтожали огнем из автоматов.

Сам же Косарев неоднократно использовал подземные ходы и разгромил несколько вражеских штабов и узлов связи.

На Курскую дугу А. В. Косарев прибыл в звании майора и в качестве дивизионного инженера. Весь май и июнь сорок третьего года Косарев руководил созданием и оборудованием глубоко эшелонированной обороны дивизии в районе Поныри — Ольховатка. На десятки километров протянулись траншеи, окопы, щели, блиндажи. На танкоопасных направлениях легли замаскированные минные поля, а перед самым передним кpaeм на стальных тросах были подвешены подвижные мины: куда танк пойдет — туда и мину по проволоке можно передвинуть.

И когда стальная лавина врага на второй день Курской битвы накатилась на позиции 70-й гвардейской дивизии и стала утюжить первую траншею, гвардейцы пропускали через себя танки, а затем забрасывали их гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Только 6 июля 203-й стрелковый полк этой дивизии отразил 16 фашистских атак, в которых участвовало до 250 танков и самоходных орудий. Гвардейцы выстояли, проявив величайшее мужество и мастерство. Нашему успеху в огромной степени способствовала хорошо продуманная система обороны, в строительстве которой руководство принадлежало майору Косареву.

Несмотря на все усилия, прорвать оборону советских войск в направлении на Ольховатку врагу не удалось.

Майор Косарев был не только мастером по строительству оборонительных сооружений и отражению вражеских атак, но и отличным руководителем в инженерном обеспечении наступления.

Все работы проводились при активном участии Косарева, по его указаниям.

Гвардейцы шли на запад. А чтобы двигаться вперед, надо было не только взламывать и разрушать вражеские укрепления, но и строить дороги, мосты, переправы.

К орденам Красного Знамени и Красной Звезды у Косарева прибавился еще один, на этот раз орден Суворова III степени.

Остались позади Сейм, Десна и многие другие реки и речонки. И вот перед гвардейцами — Днепр. Ширина его в этих местах до 500 метров, а течение такое быстрое, что у берега не устоять. Такую реку на одной злости не перемахнешь, и бревна с бочками не особенно помогут. Без лодок и паромов тут не обойтись.

Майор Косарев отметил на топографической карте места предполагаемых переправ и срочно разослал саперов по приднепровским селам на поиски рыбацких лодок и подручных материалов для сооружения плотов. К вечеру в полках дивизии уже было по десятку лодок и по два-три небольших парома, сколоченных из досок и бревен, на которых уже можно переправить не только пулеметы, но и противотанковые орудия.

Сентябрьской ночью первыми от левого берега отошли юркие рыбацкие лодочки с разведчиками и саперами. Нужно было разведать правый берег: не заминирован ли?

Пока шла разведка, Косарев ходил по берегу и прикидывал, где начать строительство основной переправы. Ждать, когда подойдут табельные переправочные средства — понтоны, означало задержать наступление. А это было крайне невыгодно для наших войск: теряется момент внезапности.

К рассвету 22 сентября несколько передовых подразделений 13-й армии форсировали Днепр севернее Киева.

Гитлеровцы словно взбесились: одна контратака следовала за другой. И днем и ночью били по Днепру фашистские минометы и орудия. С рассвета и дотемна висели над переправами «юнкерсы» и «мессершмитты». Вода в реке кипела и бурлила, как при десятибалльном шторме. А наши смельчаки все плыли и плыли, взбирались на прибрежные кручи и бросались в рукопашные схватки, а если падали замертво, то головой на запад.

Косарев думал лишь об одном: как быстрее построить такие паромы, на которых можно переправлять орудия всех калибров и танки. Круглыми сутками курсировали лодки и плоты, переправляли через Днепр живую силу, боеприпасы и продовольствие. Вместо разбитых вражеским огнем делали новые и более мощные паромы. Целыми днями метался Косарев из полка в полк то на левом, то на правом берегу и под огнем врага руководил строительством обороны на западном берегу и постоянно действующей переправы. Под его руководством работали не только саперы, но и бойцы стрелковых подразделений. Отрывались траншеи, оборудовались огневые позиции артиллерии, наблюдательные пункты. В крутых берегах Днепра появились убежища для штабов, узлов связи, санитарные пункты, столовые, землянки для отдыха и сна.

По ночам к левому берегу, где началось строительство моста, беспрерывным потоком шли обозы с бревнами, досками, тесом. Подходили машины с понтонами. На строительстве рядом с выгоревшими гимнастерками замелькали гражданские ватники и косынки. Под обстрелом и бомбежкой работы не прекращались. Гибли саперы, гибли старики и женщины, но ни один человек от переправы не ушел. Погибших хоронили в братских могилах на окраинах прибрежных сел.

А на плацдарме, захваченном гвардейцами генерала Н. П. Пухова, бушевала свинцовая вьюга и, кажется, солнце померкло от густого дыма и пыли. Гитлеровцы подтянули сюда части четырех танковых дивизий и вместе со стрелковыми частями яростными контратаками пытались отбросить советские войска на левый берег Днепра.

Здесь, как и на Курской дуге, в отражении танковых контратак вместе с артиллеристами и ротами противотанковых ружей активно действовали и саперы.

Косарев как начальник инженерной службы дивизии вместе с командирами артиллерийских подразделений разрабатывал планы создания подвижных противотанковых групп, в состав которых входили и саперные части. Артиллерийские позиции прикрывались минными полями, на которых подрывались вражеские «тигры» и «пантеры».

Более десяти суток шли на плацдарме кровопролитные бои. 3а это время Косареву приходилось быть не только в роли дивизионного инженера, а и командовать ротой, батальоном. Он несколько раз поднимал бойцов в атаку и управлял боем, отражая фашистов.

Неизвестно, когда он спал и отдыхал.

3 октября исполнявший должность командира 70-й гвардейской дважды Краснознаменной и ордена Ленина полковник В. И. Шуба в наградной реляции на майора А. В. Косарева писал:

» 3а личное бесстрашие, мужество и умелое руководство саперными подразделениями, за организацию переправ и своевременное форсирование Сейма, Десны, Днепра и Припяти подразделениями и тылом дивизии достоин присвоения звания Героя Советского Союза».

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *