На рассвете 22 июня

на рассвете 22 июня
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

События тогда развертывались крайне неблагоприятно для нашей Родины. Гитлеровское командование начало войну с нанесения мощных ударов по трем основным направлениям: от Тильзита на Псков, рассчитывая прорваться дальше, к Ленинграду; из района Варшавы на Минск, Смоленск, а следовательно — на Москву; от Люблина на Житомир, имея в виду затем выйти к Киеву и далее к Донбассу.

Сосредоточив подавляющий численный перевес в силах и особенно в средствах на этих направлениях и напав внезапно, без объявления войны, враг захватил инициативу и стремился прорвать фронт прикрытия советских войск, сорвать мобилизацию, стратегическое сосредоточение и развертывание основных сил Красной Армии.

Немалые преимущества ему давал и тот факт, что силы вторжения были заблаговременно полностью отмобилизованы и развернуты в приграничной с Советским Союзом зоне.

Но и в этой, чрезвычайно неблагоприятной для нас обстановке, везде, где имелись хотя бы малейшие возможности к сопротивлению, они были до конца использованы советскими воинами. С беззаветной отвагой и стойкостью сражались паши пограничники. Преграждая путь противнику, они стояли насмерть. Об этом рассказывали скупые донесения, поступавшие тогда в Управление пограничных войск.

На рассвете 22 июня, гласило одно из них, над заставой у г. Домрачева пронеслись вражеские самолеты, и сразу же вспыхнули пожары в пограничных селах. За рекой Буг послышался лязг железа. Это были тапки. Одновременно противник открыл ураганный артиллерийский огонь по заставе, по изготовившимся к бою пограничникам.

— Справа мотоциклы! — сообщил наблюдатель.

На ближайшем пригорке показались десятка три немецких мотоциклистов. Решив, что пограничники покинули заставу, гитлеровцы двинулись к пей. И тогда дружно застрочили наши пулеметы.

Вот упал один мотоциклист, другой, третий… Остальные повернули назад, но лишь немногим удалось уйти. На пригорке остались перевернутые мотоциклы, трупы врагов.

На рассвете 22 июня

Противник усилил артиллерийский обстрел из-за реки. Снарядом снесло вышку наблюдателя. Горели уже все здания па заставе. Появились первые раненые. Но пограничники и не думали отходить. Заметив, что немцы за рекой подтягивают орудия на гребень холма, собираясь ударить прямой наводкой, начальник заставы приказал снайперам уничтожить прислугу. И вот половина вражеских орудийных расчетов сражена меткими выстрелами, остальные бежали.

Тем временем уже сотни фашистов под прикрытием огня переправились вплавь на наш берег. Теперь они более осторожны. Приближаются к заставе ползком. Они все ближе. В ста метрах от обороняющихся гитлеровцы поднимаются и цепью, с диким воем бросаются на блокгаузы пограничников.

— Огонь!

Наши пулеметы бьют одновременно из всех укреплений. Фашисты падают, их цепи редеют. Уцелевшие уползают в укрытия. Вторая атака. Но и она отбита. Третья, четвертая… Их уже не счесть. И все — безуспешно.

11 часов. По телефону сообщили, чтоб не рассчитывали на помощь погранотряда, там положение было не легче.

А вражеская артиллерия продолжала бить по заставе. Уже разрушены два блокгауза. Боеприпасы на исходе. В строю осталось двенадцать пограничников. Во главе с раненным в голову начальником заставы они продолжают упорно обороняться.

— Танки! — сообщает наблюдатель.

Их четыре. Вынырнув из-за высотки, они в сопровождении пехоты идут на заставу. Навстречу им по ходу сообщения ринулись пять смельчаков-пограничников. Подползли поближе. Метнули связки гранат. У переднего танка перебита гусеница, другой — в огне. Следующая пара попятилась назад. Пехота, обогнав танки, пошла в атаку. Но и на этот раз залегла, не выдержав губительного огня горстки защитников заставы.

Вечерело. Начальник заставы убит. Пограничников осталось семеро. Все ранены. Без связи, с жалкими остатками боеприпасов, они все еще были грозной силой для врага, который теперь уже не решался к ним приблизиться. Вместо этого он открыл ураганный огонь из десятков орудий. И прекратил его лишь после того, как взлетел на воздух последний блокгауз.

На следующий день, когда фашистские войска, прорвавшись, наконец, на этом участке границы, ушли дальше на восток, колхозники обнаружили на пограничной заставе среди обломков трех тяжело раненных красноармейцев, чудом оставшихся в живых…

Легко понять, что такие сообщения, поступавшие изо дня в день, вызывали чувство гордости и преклонения перед подвигами наших воинов, ненависть к вероломному врагу и страстное желание принять личное участие в борьбе на передовых рубежах.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *