На волосок от смерти

разведка вов

Впереди на фоне ночного неба вырисовывается свинцовая гладь полноводной реки. От нее веет ночной прохладой. «Шириной не уступит нашей Вычегде», — подумал Николай Оплеснин.

Неужели все-таки никто нас не видел? Или, может быть, немцы так уверены, что и караульной службы не несут?

Но что там слева? Кажется, стоят люди. Они как тени. Очевидно, движутся. Или нет? Кто его знает.

— Рогалев, — позвал тихо командир. — Разведай, что там.

Рогалев бесшумно отделился от товарищей и тут же растворился в ночной темени.

«А мы удивляемся, что нас не видят», — пришла в голову мысль у оставшихся, и как-то спокойнее стало на душе.

Разведчик отсутствовал довольно долго и появился так же неожиданно, как и исчез.

Стоят кучки оставленных на поле снопов.

Разведчики смелее начали ползти вперед. Вскоре достигли крутого обрыва. Другого берега не видно.

— Может быть, где-нибудь найдем лодку? — шепнул в ухо Оплеснину Пленков. — Очень уж широко.

— Попробуем найти, — задумчиво ответил тот.

Рогалев и Кузнецов поползли по берегу.

Неожиданно раздался окрик: «Хальт!»

Неужели немец заметил? Поднимет тревогу?

Решили оставить это место. Проползли немного вдоль берега, перебрались через ручей. Вдруг снова: «Хальт!».  В темноте вырос немецкий патруль.

Зловеще блеснуло лезвие штыка. Группа мгновенно рассыпалась. Грохнул выстрел, другой, третий. Около Оплеснина оказался Рогалев. Они отползают, отстреливаясь. Гитлеровцы бьют трассирующими пулями. Послышались автоматные очереди.

«Плыть, — промелькнуло у Оплеснина. — Только плыть».

— Отходите! — крикнул товарищам Николай Оплеснин. — На завтра план остается без изменения.  Ждите меня.

Пуля просвистела у самого уха. Он кинулся к реке, быстро снял шинель, сапоги, пилотку, бросил все в воду, потом сам прыгнул и стал удаляться от берега.

Взвились ракеты, осветили реку. Николай нырнул. Немцы из миномета ударили по плывущим шинели и пилотке. Сразу же по всему берегу заработали пулеметы, автоматы. Трассирующие пули неслись над рекой. Светло, как днем. Хоть бы вдохнуть разок! На миг вынырнул, успел вдохнуть, оглянуться. Над рекой висит фонарем ракета. Освещает берега, лес, село.

Тяжело плыть под водой. Секунды кажутся бесконечными. Вдруг стало темно. Ракета упала в воду и погасла. Николай изо всех сил начал плыть. Много раз участвовал он в соревнованиях по плаванию, но никогда еще ему не приходилось так напряженно работать руками и ногами, как сейчас. От его заплыва зависела жизнь боевых товарищей, судьба дивизии, своя жизнь.

Снова ракета. Снова закипела вода от пуль. Спасение опять только в воде. Руки слабеют. Все тело сжимает холод. Все чаще приходится подниматься на поверхность. Ох, какой широкой оказалась река! Сколько раз еще придется погружаться в воду!

«Быстрее, быстрее!» — подгонял себя младший лейтенант.

Погасла и эта ракета. Захлебнулись пулеметы. И тут он с ужасом понял: плывет обратно, в сторону немцев. «Стоп! Назад!».

Ошибка помогла прийти в себя: «Нужно обмануть противника».

И когда снова взмылась ракета, брызнула пулеметная очередь, Николай сделал вид, что ранен и тонет.

Через пятнадцать — двадцать метров ниже по течению осторожно высунул из воды лицо. Вздохнул. Прислушался. Стрельбы не было слышно. Считают свою работу законченной. Это хорошо.

Старается плыть бесшумно, медленно. Вода ледяная! Руки и ноги будто связаны холодными цепями. Все тело дрожит. Отдохнуть нужно, отдохнуть.

Он полежал немного на спине — и дальше. Берег совсем близко. Хорошо виден обрыв. Нога коснулась илистого дна. Затем руки задели берег. Нужно держаться. Выйти из воды. Попытался, но руки подогнулись, и он снова упал в воду.

«Осторожней, дружок, меньше шума».

пловец

Немного ниже по течению он заметил большой камень. Подплыл к нему. Спрятался. Послышался треск вражеского пулемета. Стреляют не сюда. Тело совсем одеревенело. Дрожь усилилась. Как-то нужно вылезать. К тому же начинает светать. Стали проступать очертания вражеского берега. Надо спешить. Скорей найти своих. Они, наверное, где-то здесь. Наши окопы, наши часовые. Очевидно, видели плывущего, подкарауливают его, чтобы схватить. Ведь они не знают, кто переправился.

Увидел рытвину от дождевой воды, ломаную линию обрывистого берега и котлован. Забрался в него и отдыхал.

Метрах в семидесяти заметил домик. Превозмогая усталость, подполз к нему, потом вскочил и быстро побежал. И вот оказался за спасительной стеной. Осмотрелся. Пошел в кухню. Голые стены, а на койке матрац. Подумал: «Вот бы найти какую-нибудь одежду». Его внимание привлекли занавески на высокой этажерке. Сорвал их, снял все, что было на нем, и лег на матрац, укутавшись занавесками. Закрыл глаза.

— О господи! Кто здесь? — послышался голос.

Открыл глаза и увидел перед собою пожилую женщину.

— Кто ты такой? — последовал вопрос.

Оплеснин объяснил женщине все. Не поверила. Спросил о наших — ничего не ответила и сразу ушла.

Через несколько минут она возвратилась с крынкой молока и большим ломтем хлеба.

Как добраться до какой-нибудь воинской части? Вновь молчание, и женщина опять куда-то ушла. Вернувшись, она сказала, что за несколько домов отсюда расположились красноармейцы. Добрался до этого дома. Там, действительно, находилось отделение бойцов.

Один комментарий на тему “На волосок от смерти

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *