Наступление на Белгородском направлении

Николай Яковлевич Ильин
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 1,50 из 5)
Загрузка...

18 июля 1943, в разгар подготовительных работ, мы получили боевой приказ Военного совета армии, по которому через четыре дня 25-й гвардейский корпус должен был перейти в наступление. Наша полоса продвижения определялась следующим образом: правое крыло через Неклюдово, Ястребове, Михайловку, Супруновку, левое — через Чураево, Нижний Ольшанец, Габрово. Ширина полосы примерно 12 километров. Через этот промежуток должны были пройти четыре дивизии, включенные в состав корпуса — 15-я, 73-я, 78-я, 81-я, а также присланные в качестве подкрепления корпуса два батальона ПТР, два противотанковых полка, дивизион реактивных установок и по одному танковому и гвардейскому артиллерийскому полку. Задача: прорвать оборону противника, вернуть позиции, занимаемые нами до 5 июля, и, не останавливаясь, с ходу форсировать Северный Донец с целью перерезать противнику путь к отступлению на юг и совместно с 69-й армией освободить Белгород. В приказе назывались и наши соседи: 49-й гвардейский корпус — справа и 24-й гвардейский корпус — слева. Эти соединения почти не участвовали в оборонительных боях, а поэтому имели полный состав живой силы, вооружения и техники.

Рекогносцировка проходила по общепринятому порядку. Итоги ее отразились в боевом приказе следующим образом: прорыв обороны противника осуществляется силами трех дивизий; справа наступает 15-я дивизия, в центре — 73-я и слева — части 78-й дивизии. Каждая из этих дивизий оставляет во втором эшелоне по одному полку. В моем распоряжении остается 81-я дивизия. Наступление назначается на 22 июля.

И вот просыпается долгожданный день. Утро тихое, безмятежное, как и вчера. Небо ясное, и лишь над рекой стелется дымчатый туман — предвестник жаркого дня. Полки уже готовы к наступлению. Вот-вот стрелки часов покажут назначенное время. Начальник артиллерии Журавлев не сводит с них глаз. Он весь — напряжение. Волнуется, видать, как пройдет артподготовка. Наверное, в голове его сейчас десятки вопросов. Достаточной ли будет сила огня? Сумеет ли артиллерия проложить дорогу войскам?..

Неспокойно на душе. Я знал, что огонь будет жидковат, потому что на километр фронта приходилось всего 20—25 пушек. Конечно, трудно надеяться, что при такой силе огня будет нанесен сокрушительный удар по опорным пунктам в тылу противника. Хорошо бы прорвать переднюю линию. Но я верил в мастерство артиллеристов-гвардейцев, знал, что каждый снаряд будет израсходован с пользой для дела.

Пробило шесть. Над головой, с шумом разрезая воздух, пролетели первые снаряды, и в этот же миг рыгнули огнем стоящие впереди стволы минометов. Над вражескими окопами взметнулись первые столбы земли и дыма, которые вскоре превратились в сплошную завесу. Не успел очиститься горизонт, как на позиции врага ринулась наша пехота.

Однако в первый день наступления мы не смогли добиться утешительных результатов. Полки продвинулись всего на 800—900 метров. Лишь левофланговая 78-я дивизия сумела подойти вплотную к деревне Крутой Лог.

23 июля также не принесло больших успехов. Только к ночи нашим дивизиям удалось прорваться к берегам Разумной. Но 223-й и 225-й полки 78-й дивизии к этому же времени обогнули Крутой Лог справа и слева, оставив гарнизон деревни в окружении.

По нашим планам первой к Северному Донцу должна была выйти 78-я дивизия генерала Скворцова. Переправившись через реку, ей предстояло занять плацдарм и тем самым отрезать путь к отступлению противника из Белгорода. Поэтому решили перебросить Скворцову на подмогу дивизион «катюш» и 161-й артиллерийский полк, которые в течение двухдневных боев поддерживали 15-ю дивизию на правом фланге. Это создало на левом фланге наиболее благоприятные условия. Крутой Лог был освобожден. К нам в качестве трофеев перешло 8 танков и 12 пушек. 90 фашистов сдались в плен.

В этот день особенно тяжелые бои происходили в районе населенных пунктов Ястребово, Ведовская и Генераловка. Так село Ястребово переходило из рук в руки шесть раз. Во время одной из контратак немцев погиб наш знаменитый снайпер, Герой Советского Союза Николай Ильин.

катюши

Натиск штурмовых орудий и танков заставляет наших ребят отойти на восточный берег Разумной. В критический момент в рядах отступающих оказался старшина Николай Ильин.

— Не отступать! За мной, вперед! — воскликнул он и увлек за собой в контратаку солдат. В завязавшейся схватке огнем автомата он уложил перед собой тридцать пять гитлеровцев, но и сам гибнет.

Похоронили отважного старшину в селе Никольском рядом с могилой капитана Бельгина. Его снайперскую винтовку начальник политотдела дивизии подполковник Страхов вручил перед строем лучшему ученику Ильина сержанту Афанасию Гордиенко.

— В борьбе с немецкими захватчиками клянусь, что буду таким же беспощадным и смелым, как ты, мой учитель! Будь спокоен, я отомщу за тебя, Николай! — поклялся у могилы друга преемник его боевой славы. И в последующих боях он сдержал свое слово. Меткими выстрелами уничтожил не один десяток фашистов.

Позже, 4 августа 1943 года, в частях корпуса зачитывался следующий приказ Военного совета Степного фронта:

«В ожесточенных боях против немецко-фашистских захватчиков погиб смертью храбрых Герой Советского Союза гвардии старшина Николай Яковлевич Ильин. Он был лучшим снайпером Красной Армии, на его счету 494 уничтоженных немецких оккупанта…

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *