Навсегда останется в памяти

санчасть
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Моя служба в армии началась в январе 1940 г. Все трудные годы войны я служил на Ленинградском фронте, заведовал биохимическим отделом фронтовой санэпидлаборатории No 318.

Коллективу лаборатории приходилось решать сложные задачи оперативно, в боевой обстановке, при нехватке самого необходимого — лабораторной посуды, животных, особенно питательных сред. Нами был разработан состав искусственной питательной среды для селективного роста паратифозных и тифозных микробов, создана среда для роста дизентерийного бактериофага, столь необходимого для борьбы с дизентерийной инфекцией.

Непосредственным исполнителем последней работы была инженер В.А. Дмитриева, долгие годы после войны трудившаяся на кафедре биохимии Ленинградского химико-фармацевтического института. При разработке среды для роста бактериофага ею было проявлено много инициативы, изобретательности и даже бесстрашия, ведь приходилось иметь дело с возбудителем дизентерийной инфекции, а условия для работы были очень сложными и трудными.

Я принимал участие в разработке первого отечественного препарата пенициллина, изготовленного по английской лицензии. В группу сотрудников входили также профессор химико-фармацевтического института П.Я. Якимов, доцент О.Б. Круссер, проф. М.К. Фишер. Структура этого антибиотика нам была в то время неизвестна, и в выделенном препарате мы обнаружили серу, о чем в английском проспекте не упоминалось.

Пришлось рисковать. Было получено разрешение на использование препарата, нужного для лечения бойцов. Уникальные свойства пенициллина, особенно его высокая химиотерапевтическая эффективность, спасли жизни многих людей, вернули бойцов в строй.

Хочу рассказать о тех работах, которые были для меня, биохимика, особенно интересны. Нами было предложено использовать для лечения ожогов и ран жир мелкой финской рыбы колюшки: по своим регенерирующим свойствам он превосходил все известные противоожоговые препараты.

Мы обнаружили в нем большое количество каротиноидов, комплекс полиненасыщенных высших жирных кислот. Была разработана сравнительно простая технология его получения. По имеющимся данным, этот препарат вернул в строй более 10 тыс. бойцов, преимущественно танкистов, получивших сильные ожоги. В послевоенные годы он широко применялся в лаборатории академика А.Н. Филатова при лечении долго незаживающих ран у инвалидов войны.

Наряду с использованием мощного военного оружия, враг рассчитывал на гибель людей блокадного Ленинграда от эпидемии цинги.

санчасть

Поэтому работой чрезвычайной важности было создание регламента получения антицинготного препарата из хвои в виде таблеток и настойки. Широкое применение этого препарата спасло людей блокадного города от страшных болезней.

При нашем участии была разработана технология приготовления другого ценного витаминного экстракта из дикорастущих трав — лебеды, крапивы и др.

Работа нашей санэпидлаборатории была высоко оценена правительством.

В 1943 г. я был награжден орденом Красной Звезды, Вручил мне его член Военного совета Ленинградского фронта А.А. Жданов.

Приходилось мне принимать участие и в боевых действиях, а именно в эвакуации раненых с Невской Дубровки.

Медаль же «За боевые заслуги» была наградой за участие в штурме танковой колонны в районе города Терийоки (ныне Зеленогорска).

Я был контужен, лечился в инфекционном госпитале, располагавшемся около Финляндского вокзала. Здесь, кстати, мог и погибнуть, ибо через четыре часа после моей выписки он подвергся авиа бомбардировке.

Демобилизован был в феврале 1946 г. Сразу же после Победы мне довелось побывать в поверженном Берлине. Жизнь в дни войны, насыщенная борьбой, трудностями, работой и наукой, навсегда останется в моей памяти (Семен Евстафьевич Манойлов).

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *