Нечего по чужим хатам шарить

немцы в деревне

Каратели продолжали преследовать прорвавшихся партизан. Бригаду имени К. Е. Ворошилова они настигли у деревни Большие Чучевичи. Но партизаны не дали себя застигнуть врасплох, изрядно потрепали гитлеровцев, и те наконец убрались восвояси.

Еще несколько дней мы оставались с ворошиловцами. Дело в том, что штаб партизанского движения дал указание И. Д. Варвашене направить в наше соединение радиста, который в это время находился на партизанском аэродроме в Любани. В сложившейся ситуации мало было надежды в скором времени дождаться его, и мы решили возвратиться к себе в Налибокскую пущу.

Обратпый путь был трудным. Партизан в окружающих лесах не было, в деревнях лютовали гитлеровцы — жгли хаты, убивали ни в чем не повинных жителей.

Ночью мы въехали на окраину деревни Морочь. Видим, в первом доме горит свет, возле него кто-то ходит. Сидевший на передних санках Николай слез и окликнул:

— Кто там шатается?

— Вас, вас? — послышалось в ответ.

Вскинув автомат, Николай хотел дать очередь, но автомат не сработал. Тогда сидевший со мной на других санях Семен выпустил длинную очередь из ручного пулемета. В окнах дома замелькали фигуры, там, очевидно, было караульное помещение. Каждый из нас хлестнул по окнам свинцовой струей. Быстро развернув лошадей, мы помчались к лесу.

И тут началось что-то невероятное. Фашисты решили, видимо, что их атакуют партизаны, и открыли огонь из пушек, минометов, пулеметов. Мы уже были далеко, а из Морочи все еще доносилась пальба.

Было еще одно приключение. В начале февраля, когда направлялись к Варвашене, мы переправились возле деревни Кукшевичи через железную дорогу. На обратном пути, не разведав обстановку, смело выехали к тому же месту и чуть не попали в лапы гитлеровцев. Оказывается, они установили на этом переезде заслон.

блок пост

Подъехав почти вплотную, мы услышали:

— Не стрелять, взять живьем!

В одно мгновение мы развернулись и во весь опор погнали лошадей вдоль деревин. Спасло нас то, что дорога шла под уклон, и пули свистели над нашими головами. Лошадей пришлось потом оставить и перебираться через железную дорогу ползком. Добрались до скирмонтовского леса, где недавно была стоянка одного нашего отряда, развели костер и, наконец, с облегчением вздохнули.

На следующий день мы были уже в пуще.

Заканчивался февраль…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *