Недальновидность правительства Антонеску

Антонеску
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...

К марту — апрелю 1944 года была освобождена лишь небольшая часть Румынии. На этой территории насчитывалось около 800 городов и сел, проживало примерно 400 тысяч человек.

Антонеску, под ногами которого горела земля, в начале марта пригласил к себе прежнего премьер-министра князя Штирбейя и дал указания начать тайные переговоры с правительствами Соединенных Штатов Америки и Англии. С этой миссией Штирбейя прибыл в Анкару. Однако о сепаратных переговорах стало известно Советскому правительству, последовал дипломатический демарш и премьеру не осталось ничего иного, как начать переговоры с представителями трех сторон — СССР, США и Англии.

12 апреля советские представители вручили князю наши условия. В них предусматривались следующие основные требования: Румыния должна порвать с фашистской Германией и совместно с войсками союзников и Красной Армией начать против нее военные действия: граница между СССР и Румынией восстанавливается согласно договору 1940 года; Румыния возмещает ущерб, нанесенный ею Советскому Союзу.

Правительство Антонеску, скрыв от народа эти требования, отвергло их и все силы бросило на помощь гитлеровской Германии. К реке Прут, на линию Яссы — Тыргу — Нямц передислоцируются новые войска, которые совместно с немецкими дивизиями переходят в контрнаступление, намереваясь вытеснить нас с плацдармов, занимаемых нами за реками Прут и Днестр.

Когда наш корпус подошел к селам Сбрений, Хырлеу, Катнарин, вражеское контрнаступление было в самом разгаре. 27-я и 40-я армии под нажимом превосходящих сил противника были вынуждены несколько отойти назад.

24 апреля утром корпусу была поставлена следующая задача: в ночь на 25 апреля сменить части 35-го гвардейского корпуса, державшего оборону на линии гора Гуженей — Улмий — Ноуй, закрепиться на этом рубеже и готовиться к наступлению.

В состав 25-го гвардейского корпуса к этому времени входили три дивизии: 36-я гвардейская стрелковая генерала Лиленкова, 53-я стрелковая полковника Васильевского и 6-я гвардейская воздушно-десантная, переброшенная к нам 22 апреля из района Оргеева.

К трем часам утра первые две дивизии заняли позиции на передней линии, а воздушно-десантная расположилась во втором эшелоне. А уже в пять часов разгорелся бой. После интенсивной артиллерийской подготовки враг двинул на нас пехотную дивизию, которую прикрывали 60 танков и самоходных орудий. В воздухе появились немецкие самолеты.

Этот бой начался в весьма неблагоприятных для нас условиях. Во-первых, у нас не было противотанковой артиллерии, она замешкалась на переправе; во-вторых, приданные корпусу для усиления артиллерийские полки не успели развернуться на огневых позициях; в-третьих, офицеры корпуса не смогли досконально изучить местность, выяснить точное расположение рот и батальонов.

Оставалось уповать на гвардейскую находчивость и мастерство командиров. Десять нескончаемых часов длился этот бой. Врагу не удалось прорвать оборону корпуса, но кое-где наши части были оттеснены на километр-полтора. К ночи бой затих.

Примириться даже с незначительным отступлением было нельзя. Ибо в руки немцев и румын перешли весьма выгодные позиции. Мы решили быстро создать сильные отряды и с их помощью вернуть утраченное. Для этого из каждого полка выделялся один батальон.

Наш замысел удался. В ночь на 26 апреля батальоны неожиданно ударили по врагу и, не дав ему опомниться, вышибли из занятых днем позиций. А с рассветом пошел вперед весь корпус. В результате мы захватили господствовавшие над местностью высоты, закрепились на них и стали отбивать бесчисленные атака немцев и румын.

В первых числах мая совместно с полками 5-й гвардейской танковой армии наш корпус в течение нескольких дней вел наступательные операции. Нам удалось продвинуться вперед, занять довольно много сел и деревень, но сколько-нибудь значительных результатов наши действия не принесли.

Немецкое и румынское командование рассматривало полосу наступления наших войск как один из важнейших участков, как ворота во внутреннюю Румынию. Поэтому здесь были сосредоточены большие силы и противник на наш удар отвечал сильным контрударом. Для достижения успеха необходимо было создать могучий кулак и провести широкую операцию, которая требовала времени на подготовку. Видимо, поэтому 9 мая по соединениям был разослан приказ перейти к прочной обороне.

траншеи вов

Полоса обороны корпуса простиралась на 21 километр. Дивизии расположились в линию и принялись за сооружение укреплений. Главное внимание уделялось противотанковой обороне. Удобные для танков проходы были превращены в минные поля, на наиболее опасных участках рылись глубокие рвы, траншеи. Опыта у нас было достаточно, и укрепления сооружались с учетом всех требований военно-инженерного искусства.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *