Немцы перекрашивали бомбардировщики под вид советских для маскировки

Немецкие бомбардировщики

1 июля 1941 года 97-й отряд по приказу командования пограничных войск начал сдавать участок границы частям Красной Армии и отходить в тыл. Он поступил в распоряжение штаба охраны тыла 18-й армии, а 13 июля был подчинен 12-й армии.

Вспоминая те героические дни начала Второй мировой войны, Яков Иванович Тронин рассказывал: «Служил я на 3-й заставе 1-й комендатуры. Выполнял обязанности командира отделения, был сержантом.

В середине июня 1941 года командование нашего 97-го отряда решило организовать курсы по подготовке снайперов. И нас, десять командиров отделений, за неделю до начала Второй мировой войны собрали в район 4-й комендатуры для разбивки лагеря, устройства палаток и стрельбища. Все эти работы мы закончили 21 июня. В ту ночь долго не спали. Только уснули — разбудил гул самолетов.

Потом стали со свистом перелетать снаряды. Комендатура от нас находилась в полутора-двух километрах. Мы еще не успели разобраться в обстановке, как начался обстрел только что разбитого лагеря и палаток. В первые же минуты из десяти человек троих ранило, одного из них — тяжело. Сержанту Машкову я оказал помощь, доставил его в больницу.

Кругом были слышны ружейно-пулеметная стрельба и разрывы артиллерийских снарядов. Мы пошли в комендатуру, где узнали, что немецко-фашистские войска перешли в наступление по всей западной границе. Спустя некоторое время в комендатуру привели двух румынских солдат и гитлеровского офицера. Их взяли в плен пограничники.

Бойцы нашей 3-й заставы три раза отбивали атаки румынских солдат, подбили танкетку. Все заставы были стянуты в комендатуры. В течение десяти дней мы не отходили в тыл и несли службу по охране границы на своем участке. Я ежедневно выходил в усиленный наряд, отбивал с товарищами атаки румынских солдат.

Через десять дней поступил приказ, и мы в организованном порядке начали отходить в глубь нашей территории».

Вместе с Я. И. Трониным в одной комендатуре служил Николай Романович Романов. 22 июня 1941 года он в составе маневренной группы выступил на защиту государственной границы. Когда вместе с товарищами прибыл на заставу, попал под артиллерийский обстрел противника. С этого дня до 1 июля 1941 года Романов участвовал в боях против румынских и венгерских войск на границе с Румынией (Северная Буковина, Бессарабия).

«1 июля 1941 года 97-й пограничный отряд был отведен в Черновцы, линия обороны передана мотострелковой части,— вспоминал он.— Затем отряд отошел в направлении Каменец-Подольский. Реки Прут и Днестр мы преодолевали вплавь под бомбежкой немецких бомбардировщиков, перекрашенных под вид советских самолетов с красными звездами на крыльях. Многие из нас погибли здесь. Оставшихся в живых переформировали в городе Каменец-Подольском и направили на оборону Киева».

Романов около двух недель участвовал в обороне столицы Украины. Рыл окопы, траншеи, строил землянки, оборудовал огневые точки, наблюдательные пункты, помогал связистам тянуть телефонную линию. Вместе с другими пограничниками по ночам нес службу охраны тыла действующей армии. Во всех солдатских делах он был неутомим.

Обстановка на фронте складывалась тяжелая. Фашисты с каждым днем приближались к Киеву. Артиллерийские снаряды дальнобойных орудий уже били по городу.

В августе 1941 года в лесу, южнее Киева, несколько частей Красной Армии попали в окружение. К ним на выручку направили и 97-й погранотряд. Боеприпасов уже не было, поэтому бились врукопашную. Романова ранило в левую ногу.

…Вместе с другими ранеными его на повозках везли в Первомайск. Но их обоз попал под обстрел и был полностью разбит. Романову удалось переплыть реку Синюху. Попал в деревню Корытно-Забугскую, где местный подросток Александр Лещенко (глухонемой) сделал ему перевязку, и через два месяца пограничник выздоровел.

В октябре Романов и еще два бойца, скрывавшиеся после ранения в этой деревне, были схвачены немцами и отправлены в лагерь для военнопленных на станцию Подгороднее.

В мае 1944 года их отправили в Чехословакию. Здесь нашему земляку удалось бежать из лагеря. Местное население помогало ему продуктами питания, одеждой, укрывало от гитлеровцев. Он пытался идти на восток, навстречу Советской Армии. Но раненая нога и сильное истощение от недоедания ограничивали его ночные переходы.

Романов останавливался в небольших хуторах, устраивался на работу. Среди населения все чаще слышал разговоры об успешном наступлении Советской Армии. Назывались города, хутора, реки, где шли крупные сражения с немцами. Люди с огромным нетерпением ждали прихода освободителей. Чуя свой близкий крах, гитлеровцы зверствовали еще больше. Поэтому двигаться на восток стало все труднее и опаснее.

В мае 1945 года в одном из хуторов Романов попал к американским войскам. В июле он был передан советскому командованию. Вскоре приехал на родину. Награжден медалями «За боевые заслуги», «За оборону Киева», «За победу над Германией» и многими другими.

Немецкие бомбардировщикиС победой вернулся домой и Яков Иванович Тронин.

К сожалению, имена и фронтовая судьба других воинов-чекистов, служивших в этом отряде, пока неизвестны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *