Немцы рвутся уже на запад

атака вов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (6 оценок, среднее: 4,17 из 5)
Загрузка...

10 марта стало одним из самых тяжелых дней в рейдовой операции. Под ударами наших войск гитлеровцы отступали. Поэтому прорваться через войска конно-механизированной группы, отрезавшие им путь отхода за Южный Буг, было их главной целью.

Немцы устремились на запад. Обстановка создалась чрезвычайно сложная. Часто случалось, что, окружая противника, подразделения Плиева сами попадали в окружение. Понятие фронт и тыл смешались. Бои шли повсюду.

Исса Александрович вместе с начальником штаба 4-го кавалерийского корпуса Пичугиным второпях заканчивал ужин.

— С утра не кормил, — шутливо пожурил он штабного повара. — Заморит он нас, Николай Александрович.

Пичугин не торопясь встал из-за стола:

— За вами никакой повар не угонится, товарищ командующий.

Вошел дежурный, протянул радиограмму:

— Распоряжение командующего войсками фронта.

Плиев внимательно прочитал, передал бланк начальнику штаба.

— Родион Яковлевич приказывает к исходу завтрашнего дня овладеть районом Заселье, Бурхановка, Снигиревка. Обещает усилить нашу группу 23-м танковым корпусом.

Остановился перед картой, молча ощупывая ее взглядом.

— И все-таки наши дела идут неплохо. Создается прямая угроза Николаеву. Севернее города у немцев слишком мало сил, чтобы нас остановить. Вовремя дал показания пленный офицер. Если Холлидт действительно приказал прорываться к Южному Бугу любой ценой, намереваясь пробить коридор через Ново-Григорьевку, готовьтесь, Николай Александрович, встречать основные силы его армии.

Снял с руки часы, покрутил заводную головку.

— А сейчас, может, удастся хоть часок вздремнуть.

Вошел в соседнюю комнату, расстелил на сдвинутых скамейках бурку, но так и не лег. Захотелось подышать свежим воздухом. Прошел через сени на крыльцо. Вечер был тихий, безветренный. Небо почти очистилось. Редкие облака рваными полотнищами медленно плыли на восток. Узкий серп народившегося месяца висел над самой крышей. Где-то на севере громыхала артиллерия, там же, подсвечивая горизонт, полыхало зарево.

Генерал шагнул на крыльцо — надо поспать.

Сон не успел еще по-настоящему замутить сознание, когда вбежал дежурный офицер:

— Четырнадцатую мехбригаду полковника Никитина атакуют немцы!

Плиев вскочил, набросил бурку:

— Коня!

Значит, Холлидт начал пробиваться через Ново-Григорьевку. Что ж, придется перенацелить силы, плотно охватить всю вражескую группировку.

Напряжение боя возрастало. Когда же посыльный доложил, что со стороны села Киевское движется большая колонна вражеской пехоты, Плиев понял, что события разворачиваются сложнее, чем предполагалось. Значит, необходимо усилить натиск в районе Ново-Григорьевки — от этого будет зависеть исход боя.

Охваченные страхом полного окружения, гитлеровцы лезли напролом. Бой не утихал всю ночь. К утру им удалось овладеть селом, и, заняв оборону, они ждали подкрепления. Велика была их радость, когда в предрассветных сумерках увидели они колонну своих танков с автоматчиками на броне.

Машины уже в селе? Но что это?! Сбросив серо-зеленые шинели, автоматчики открыли огонь, танки, лязгая гусеницами, устремились на пулеметные точки.

— Русские! Русские!

Гитлеровцы заметались по улицам, но участь их была уже решена. Внезапность, достигнутая неожиданным маневром, и небольшая военная хитрость позволили плиевцам захватить узловые позиции.

Рядом за селом еще шел бой, а в небольшом домике у пруда командующий группой, стоя над оперативной картой, уже диктовал новые боевые распоряжения…

бой за село

День разгорался с видимой неохотой. Исса Александрович вышел на улицу. Холодный ветер дохнул запахом гари. Генерал прислонился к резному наличнику, глянул в высокое холодное небо. Там, в необозримой вышине, словно подернутые пеплом угольки, одна за другой гасли звезды. Во дворе хрумкали сеном лошади. Генерал запахнул бурку, шагнул к коновязи.

На окраине села оперативная группа остановилась. Дорога была забита сгоревшими танками, орудиями, исковерканными машинами, на грязных обочинах распластались трупы в серо-зеленых шинелях. Впереди за селом рвались снаряды.

— Подождать бы надо, — недовольно заметил адъютант, — нельзя же командующему лезть в самое пекло.

Плиев спокойно возразил:

— У нас, капитан, кругом пекло. Тыла нет, везде фронт.

— Но все-таки… — смутился Семенидо.

Неожиданно генерал придержал коня, прислушиваясь, поднял голову. В небе нарастал хорошо знакомый стонущий гул. Показались фашистские самолеты. С первого захода сбросив бомбы, они скрылись за облаками. Им на смену уже летела новая группа.

Всю силу ударов самолеты обрушили на танкистов Танасчишина. Но, несмотря на остервенелые налеты, 4-й гвардейский корпус продвигался вперед…

В общем замысле командования 3-м Украинским фронтом роль, отведенная дивизии Плиева, выполнялась успешно: к утру 12 марта части группы захватили рубеж, который позволял надеяться, что нижнеднепровская группировка фашистских войск в основном окружена. Главная задача заключалась теперь в том, чтобы не дать окруженным частям 6-й гитлеровской армии пробиться на запад.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *