Немецкие бандиты

бандиты
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Убежавший от расправы фашистских захватчиков крестьянин Чимбург из деревни Ружаны Пинской области БССР рассказывает:

«В деревню Ружаны немецкие бандиты ворвались на рассвете. Вылетевшие за околицу фашистские головорезы пулеметами преградили путь группе беженцев. Они пригнали их обратно в центр селения, затем собрали сюда всех жителей деревни, тщательно обыскали всех, отобрав все, вплоть до носовых платков. После этого палачи начали издеваться над беззащитными женщинами, стариками и детьми.

Они выстроили всех их в две шеренги и заставили поднять руки вверх. Так с поднятыми руками людей продержали более двух часов. Затем из группы отобрали четырех крестьян-евреев и 11 крестьян-белоруссов и тут же, на глазах толпы, расстреляли. Всех тех, кто был свидетелем этой кровавой расправы, заставили закапывать расстрелянных.                .

Но и это все еще было только началом мучений ни в чем неповинных людей. Немецкий конвой сел на лошадей и погнал захваченных беженцев и крестьян в тыл. Это была дорога смерти, усеянная трупами женщин и стариков-. Если кто-либо из беженцев отставал, то он немедленно пристреливался на месте.

В течение трех дней беженцам ничего не давали есть. Из десятков захваченных мирных жителей только единицы выдержали этот кошмарный путь, полный непередаваемых ужасов и мучений».

Посланные Гитлером на Восточный фронт фашистские штурмовые отряды выполняют роль палачей.

Красноармеец Татьянкин был ранен в бою на Двинском направлении.

«После первой медицинской помощи,— рассказывает т. Татьянкин, — меня положили в санитарный поезд, который шел по направлению к станции Бологое. Не доезжая станции Горовастица, наш поезд подвергся бомбардировке германского самолета. Часть раненых получила повторные ранения, некоторые из раненых были убиты».

немецкие

Сержант М. Ф. Веревкин находился в госпитале, который был расположен в совхозе.

«Над госпиталем, — сообщает он, — был опознавательный знак. В совхозе не было ни воинских частей, ни военных объектов, и, несмотря на это, фашистские самолеты налетели на беззащитный госпиталь и с небольшой высоты стали бомбить его и обстреливать из пулеметов».

Военюрист Воронкевич был очевидцем, как фашистский самолет, обнаружив на окраине села Бежаницы расположение полевого военного госпиталя, стал обстреливать его пулеметным огнем с бреющего полета, затем сбросил семь мелких бомб.

Красноармеец А. Т. Замай под Витебском был ранен в руку.

«До перевязочного пункта,—рассказывает он,—я добрался самостоятельно. С перевязочного пункта меня и других раненых направили в полевой госпиталь. Погрузили нас в санитарные машины. Вскоре появились два фашистских самолета. Несмотря на то, что санитарные машины имели ясные опознавательные знаки, германские самолеты начали обстрел машин, в результате чего многие раненые были убиты».

19 августа группа фашистских самолетов напала на госпитальное судно «Сибирь», перевозившее из Таллина в Ленинград раненых и эвакуированных из города женщин и детей.

Капитан госпитального судна «Сибирь» А. А. Чугунов, прибывший в Ленинград, рассказал: «Около 3 часов дня на наше судно набросились три пикирующих бомбардировщика «Юнкерс-88». Фашистским летчикам отчетливо было видно, что это мирный, безоружный транспорт, везущий раненых. Варвары не посчитались с этим. Одну за другой они сбросили на нас шесть бомб, но промахнулись. Судно получило небольшое повреждение от детонации.

Не прошло и часа, как на большой высоте появился еще один фашистский стервятник. Он снизился, сделал над нами круг, словно желая убедиться, что под ним действительно беззащитное госпитальное судно, а затем с пикирования сбросил четыре крупные фугасные и зажигательные бомбы. Одна фугасная бомба попала в борт, другая в район капитанского мостика, третья в машинное отделение, четвертая в воду неподалеку от судна. Средняя часть «Сибири» сразу была охвачена пламенем. Сквозь грохот были слышны стоны раненых, плач детей.

Все члены команды оставались на своих постах. Я приказал немедленно приступить к тушению пожара. Через несколько мгновений старший помощник капитана т. Юргенсон доложил: — Машинное отделение разрушено. Противопожарные средства не действуют.

Тотчас был начат спуск шлюпок. Одновременно команда под руководством второго помощника капитана т. Новикова самоотверженно боролась с огнем, отстаивая уцелевшую часть судна. Помощник капитана т. Мамлыга, получив серьезные ожоги, не покинул своего поста — выносил раненых из внутреннего помещения судна.

Но фашистские изверги не удовлетворились разрушением судна. С бреющего полета налетали они на шлюпки и плоты, наполненные ранеными, и поливали их пулеметным огнем…». Героическими усилиями военврачей Байковой и Персидской, медсестры Шалимовой и команды судна часть раненых, женщин и детей спасена и доставлена в Кронштадтский госпиталь.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *