Неоценимая помощь подпольщиков партизанскому движению

помощь партизанам

Нелегко приходилось партизанам, и подпольщики по-братски помогали им. В отряд приходили новые люди. Требовалось вооружать их, постоянно заботиться о пополнении боеприпасов. Из своего заводского «арсенала» мы переправили в отряд пять винтовок, ручной пулемет, диски с патронами, два десятка гранат. Много оружия передал отряду Клим, в том числе миномет и три ящика мин, которые очень пригодились в бакиновском бою.

Удалось установить связь с военнопленным Александром Ванявкиным, который работал на складе оружия около железнодорожного переезда у станции Койданово. Он и его товарищи передали нам немало взрывчатки, боеприпасов, винтовок. Позже мы помогли им уйти в отряд. Неисправное оружие ремонтировали Иван Рымкович и Александр Вариводский.

Доставка оружия партизанам была связана с понятной опасностью. Наш бывший подпольщик Иосиф Железняк вспоминает:

«Весной 1942 года Семен Юхович поручил мне доставить из Кукшевичей оружие в отряд имени И. В. Сталина. Рано утром я положил на повозку плуг, борону, сено и отправился в путь. Благополучно проехал Дзержинск. Задержали меня немцы лишь у железнодорожного переезда, но я показал им документы, подделанные мной самим, и меня пропустили. В Кукшевичах быстро нашел нужного человека (фамилию, к сожалению, уже не помню). Мы погрузили с ним на повозку пять ящиков патронов, ручной пулемет и десять винтовок. Все тщательно завалили сеном, и часа в два дня я выехал обратно.

У того же железнодорожного переезда меня вновь остановили немцы и стали ощупывать воз. Положение создалось очень опасное. Надо было на что-то решаться. У меня под телогрейкой были пистолет и граната — на случай крайней необходимости. Считая, что такая необходимость настала, я уже сунул было руку под телогрейку, готовясь пустить в ход оружие. Но в это время со стороны Дзержинска появились немецкие мотоциклисты и легковая машина с офицерами. Постовые, охранявшие переезд, закричали на меня, велели быстрее убираться. Я дернул вожжи и, все еще не веря в свое спасение, погнал лошадь. Через два часа я был уже у партизан».

Часто переправлял в отряд оружие Никифор Коробкин. Работал он в Дзержинске ветфельдшером, держал служебную лошадь и мог беспрепятственно передвигаться по району. Он специально переоборудовал повозку, сделав двойное дно.

По нашим далеко не полным подсчетам, подпольщики района только в сорок втором году передали партизанам двенадцать пулеметов, свыше двадцати автоматов и пистолетов, сто шестьдесят винтовок, большое количество патронов, гранат, снарядов, мин, а также миномет и 45-миллиметровую пушку.

Боевой путь этой пушки весьма примечателен. Из отряда имени И. В. Сталина, переросшего в конце сорок второго года в одноименную партизанскую бригаду, она попала в отряд имени Ф. Э. Дзержинского, который на следующий год был передан Лидскому партизанскому соединению, действовавшему на территории бывшей Барановичской области. Пушка не раз выручала партизан: она применялась в боях за освобождение районного центра Любча, в разгроме сильных гарнизонов противника в Верескове, Вселюбе, Лугомивичах.

Но партизаны нуждались не только в оружии и боеприпасах. Им нужны были медикаменты, одежда, продукты. Своих продовольственных баз они еще не имели. Поддерживало население, но эпизодические заготовки не в полной мере обеспечивали партизан питанием.

Как помочь товарищам? Этот вопрос мы не раз обсуждали в комитете, давали задания подпольным группам.

Большую помощь оказывали партизанам новоселковцы. Лимонтов в это время работал уже управляющим в местном имении. Он передал партизанам добрую половину зерна, находившегося в хозяйстве. Для них на мельнице имения мололось зерно, рушилась крупа. Чтобы оправдаться перед оккупационными властями, подпольщики составляли фиктивные акты о якобы потравленных и погибших посевах или объясняли недостачу продуктов частыми нападениями партизан, предъявляли их расписки на изъятое зерно, муку и другие продукты.

На одном заседании комитета состоялся разговор с Александром Вариводским.

— Как ты смотришь на то, чтобы сменить место работы и устроиться на мельнице? — спросили его.

— Какой из меня мельник?

— Ты же механик, мастер на все руки, — подзадоривал его Павел Хмелевский.

Объяснили Вариводскому, что партизанам и подпольщикам нужна мука, что он мог бы помочь в этом деле. Вскоре ему удалось устроиться на мельницу в Крысове. Так мы установили контроль еще над одним важным для нас предприятием.

Клим снабжал партизан молоком из своего молочного пункта, Иосиф Гриб — маслом и творогом с дзержинского завода. Помогал он и нам, подпольщикам. Валентина Жданович не раз возила масло нашим друзьям даже в Минск. Патриоты, работавшие в дзержинском отделении ЦТО (Центральное торговое общество), обеспечивали партизан и подпольщиков солью.

Медикаменты и бинты для передачи в отряд доставали заведующая дзержинской аптекой Нина Ружевич и работавшие в больнице Шура Мельникова, Зоя Янченко и Аня Подберезкина.

Добрая часть продукции «Штамповщика» — замки, гвозди, завесы — обменивалась на Суражском рынке в Минске на махорку, обувь, одежду для партизан, а в деревнях нашего и соседнего Ивенецкого района — на продукты. Заводские изделия мы получали по фиктивным нарядам, которые оформлял Петр Дробленов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *