Непробиваемый лоб объекта 277 или «архитектурное излишество»?

Непробиваемый лоб объекта 277 или «архитектурное излишество»?
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (8 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Чтобы форсировать процесс создания нового танка, Котин в июне 1955 года разделил работы по объектам 277 и 278 между двумя специалистами. При этом объект 277 он поручил Н. Ф. Шашмурину, а объект 278 оставил за Н. М. Чистяковым. Каждому из ведущих дали по три конструктора-компоновщика. С Шашмуриным работали Ю. Марков, В. Изотов и Е. Охапкина. С Чистяковым трудились В. Иванов, А. Попов и О. Родионова. Обе группы вынуждены были работать в одной комнате, и на первых порах, действительно, началось соревнование. Но исполнители очень скоро поняли, что, работая вместе и помогая друг другу, они выполнят задание и качественнее и быстрее. В результате компоновка танка получилась единой, и Н. Ф. Шашмурин отошел от дальнейшей разработки.

В основу машины была заложена обычная «классическая» компоновка танка с задним расположением двигателя и восьмиопорной ходовой частью.

12 августа 1955 года было принято постановление правительства и установлены сроки готовности боевой машины, объекта 277, с дизельным двигателем. Работа проектировщиков продолжилась.

Двигатель М-850 расположили по продольной части танка, а по бокам разместили эжекторы системы охлаждения, под ними — масляный и топливные баки, подогреватель и другие узлы моторного отделения. В передней части моторно-трансмиссионного отделения установили воздухоочистители. В корме машины, между бортовыми редукторами, разместили 8-скоростную планетарную коробку передач с механизмом поворота типа ЗК и гидравлическую систему управления.

Опорные катки небольшого диаметра с внутренней амортизацией были подобны каткам первых образцов танков КВ и давали экономию по массе машины. Это позволило увеличить длину торсионов за счет выноса головок внутри опорных балансиров до наружной кромки катков. На крайних опорах предусмотрели гидравлические амортизаторы телескопического типа. Длинные торсионы в совокупности с гидроамортизаторами обеспечивали тяжелому танку достаточную плавность хода и позволяли рассчитывать на высокие скорости при движении по пересеченной местности и неровностям почвы.

Корпус танка по конфигурации поперечного сечения был аналогичен корпусу танка Т-10, но передняя часть его выполнена в виде оригинальной цельнолитой, так называемой «лодочной» конструкции. Идею такого решения подал сам Котин. Однажды, в очередной свой приход в компоновку, а приходил он туда по нескольку раз в неделю, Котин пришел вместе с П. С. Тарапатиным и начальником корпусного отдела В. И. Торотько. Собрал компоновщиков и сказал:

«Вот вчера мы с Павлом Сергеевичем были в Стрельне, видели там яхты и подумали, а почему бы у танка не сделать такой же красивый нос? Попробуйте, покомпонуйте!»

Вначале предложение Ж. Я. Котина было воспринято как своего рода «архитектурное излишество», какое-то украшательство, совершенно ненужное. Однако дальнейшая проработка предложения показала, что сочетание округлой, слегка выпуклой, с большими конструктивными углами верхней поверхности лобовой детали и заостренной спереди нижней поверхности, представляющее собой подобие носа лодки, позволяло при равной бронестойкости как спереди, так и с боковых курсовых углов получить существенный выигрыш по компоновке внутреннего пространства и создать такую конфигурацию, которая дает явные преимущества для размещения водителя танка.

Однако при разработке чертежей для отливки лобовой части корпуса возникла серьезная трудность в сочетании обтекаемой нижней части лба с выступающими кронштейнами ленивца и опорами передних подвесок. Пришлось конструкторам на время превратиться в «юных скульпторов». Купили несколько коробок детского пластилина и начали лепить пластилиновый нос, проверяя каждое сечение по вырезанным из ватмана шаблонам. В результате такой кропотливой работы удалось придать корпусу достаточно красивый и внушительный вид.

Непробиваемый лоб объекта 277 или «архитектурное излишество»?Мощная броня танка должна была надежно защищать экипаж и всю машину в целом от артиллерийских бронебойных снарядов. Даже такая мощная пушка, как 122-мм орудие, установленное на танке Т-10 и превосходящее все танковые и противотанковые орудия иностранных государств, не могла пробить лобовую броню нового котинского танка, хоть и стреляли по макету брони почти в упор. Лобовая броня защищала и от основных кумулятивных снарядов, таких как снаряды, применяемые в обычной противотанковой артиллерии, и все-возможные фаустпатроны.

Нельзя не сказать, что на этом танке впервые была сделана попытка защитить экипаж от действия поражающих факторов атомного взрыва, конечно не в эпицентре, а на известном расстоянии от него, где расположенные вне укрытий люди наверняка получили бы смертельное поражение.

Согласно понятиям того времени, для защиты экипажа от радиации необходимо было увеличить толщину брони на крыше так, чтобы она снижала уровень проникающего излучения до безопасного, а уплотнения на люках должны быть такими, чтобы полностью исключить возможность проникновения в обитаемое отделение радиоактивной пыли. Кроме того, защита от пыли осуществлялась специальной фильтровентиляционной установкой, состоящей из вентилятора, сепаратора, отделяющего крупные частички пыли, и специального фильтра окончательной очистки воздуха. Для снижения действия ударной волны на моторное отделение пришлось разработать и установить специальные заслонки.

В низкой обтекаемой башне, имеющей кормовую нишу, размещалось довольно мощное для того времени вооружение. Это была пермская 130-мм нарезная пушка М-65, обеспечивающая бронебойному снаряду массой 33,4 кг начальную скорость до 1000 м/с. Боекомплект к пушке — 35 выстрелов. Оружие стабилизировалось в двух плоскостях стабилизационной системой «Гроза».

На этой машине впервые в отечественной практике был применен прицел-дальномер, в котором прицел сочетался со стабилизированным в двух плоскостях полем зрения, и оптический дальномер с базовой трубой, расположенной снаружи поперек башни. Созданию такого прицела-дальномера предшествовала длительная поисковая работа, выполненная танкостроителями-кировцами совместно со специалистами Красногорского механического завода на макетном танке (объект 269) в 1953—1954 годах.

С пушкой был спарен пулемет ДШК калибра 12,7 мм. У командира танка, размещавшегося сзади и несколько выше наводчика, имелась командирская башенка, обеспечивающая ему круговой обзор.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *