Нет орудия, «тигр» можно подбить и гранатами

Тигр
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Советские войска, сокрушая врага, все дальше и дальше продвигались на запад. В июле наши части разгромили 27-й корпус неприятеля и в районе города Воломина окружили 78-ю немецкую пехотную дивизию. Несколько попыток противника вырваться из кольца кончились неудачей.

Наступило 3 августа. С утра натянуло тучи, и пошел дождь.

Разведка донесла, что именно сегодня генерал Траут, собравший в кулак остатки своей дивизии, попытается еще раз пробиться из кольца. По данным разведки выходило, что главный удар гитлеровцы нанесут на участке, где находились и огневые позиции батареи, в которой служил старший сержант Газанфар Акперов.

Он, осмотрев свою огневую, неодобрительно почмокал языком и попросил командира батареи прикрыть левый фланг хотя бы отделением солдат с пулеметом.

— Да, здесь фашисты вполне могут пролезть, — согласился командир. — Сейчас свяжусь с комбатом.

Подошел наводчик орудия голубоглазый блондин, весельчак и острослов Иван Середа.

— Ты что хмурый, старший сержант? — спросил он. — Веселее надо, как-никак сегодня еще одного фашистского генерала хоронить будем. Люблю такие похороны.

— А это видел? — Газанфар махнул рукой на осинник и ложбину. — Чем отсюда прикрыться?

— Ну, гитлеровцы напролом пойдут, — уверенно ответил наводчик — Не они, а мы наступаем. Им теперь не до тактики и стратегии, лишь бы ноги унести. Ну, а мы в случае чего… Знаешь, как у нас говорится? Живы будем — не умрем.

— Глупо! — рассердился Акперов. — У нас в таких случаях говорят.

Но Газанфар не докончил фразу. Впереди, у дальнего леска, острым клином врезавшегося в ровный луг с нескошенной высокой, но полегшей под дождями травой, возник рокот.

— Ну вот, я же говорил! — воскликнул наводчик. — Танки. Напролом идут. — К бою! — скомандовал Акперов.

Рокот нарастал, и вот на темной мокрой зелени луга показались вражеские танки. Это были средние танки, но на флангах двигались «тигры». Газанфар сразу узнал их по мощным длинноствольным пушкам с массивными тормозными наконечниками.

Луг еще не раскис, и танки двигались по нему, как по накатанной дороге, лишь чуть заметно покачиваясь с кормы на нос. В разрывах между танками мелькали автоматчики.

— Идут без артподготовки, — заметил Акперов. — Наверное, орудия побросали, чтоб налегке. Значит, будет жарко. А нас тут негусто, основные силы вперед ушли. И ведь что интересно, Ваня, — старший сержант опустил бинокль, — немцы на запад идут, а мы их не пускаем, воюем спиной к фронту. Как это вчера комполка сказал?

— Перевернутым фронтом.

— Вот-вот! Никогда не думал, что увижу такое.

— То ли еще будет! — пообещал наводчик. — По какому бить будем? Я думаю, по правофланговому. Вон он уже выдвигаться вперед начал.

Акперов снова взялся за бинокль. «Тигр», заворачивая чуть влево, повел башней и приспустил ствол орудия.

Цель обнаружил, — подумал Газанфар, — сейчас ударит … Вражеский снаряд прошелестел над огневой советских артиллеристов и разорвался позади зарядных ящиков.

— Ничего, гад, бьет, — отозвался наводчик. — Так с третьего может накрыть. А ну-ка, теперь мы! Давай данные, старший сержант.

— Подожди, нет еще команды от батарейного. Он, наверное, подпустить ближе хочет, чтобы наверняка ударить.

«Тигр» снова рыгнул пламенем. Второй снаряд взрыл землю уже слева и совсем близко от орудия Акперова. Просвистели осколки, и один из них со звоном ударился о короткий скошенный щиток.

Настойчиво, требовательно зазуммерил телефон. Акперов плотно прижал к уху трубку и тут же стал подавать команды открыть огонь.

Танки противника уже одолели половину луга и теперь по пологому склону надвигались на нашу передовую. Все повторялось, как и в предыдущих боях. Где-то застрочил пулемет, потом щелкнули одиночные выстрелы, крякнули минометы и среди наступавших вспыхнули черные земляные фонтаны. Открыли огонь вражеские танки, в ответ им ударили наши орудия.

У акперовского расчета завязался поединок с «тигром» . Немецкий экипаж оказался опытным. Удачно маневрируя, танк все время подставлял под выстрелы толстую лобовую броню, и сам непрерывно вел огонь. Акперов уже осипшим голосом подавал команды и надсадно кричал: «Огонь!»

Танк Тигр

Рев «тигра» нарастал. Поразить его никак не удавалось. Несколько снарядов угодили в борт, но срикошетировали и вспороли землю рядом с танком. Танк был уже на половине дистанции прямой наводки. Объезжая выемку, «тигр» вдруг подставил свой бок. Правильный тотчас довернул орудие, наводчик быстро приспустил ствол, но противник на какую-то долю секунды успел раньше повернуть свою пушку и произвести выстрел. Вражеский снаряд угодил под самое дуло акперовского орудия. Сержанта станиной отбросило на несколько метров в сторону.

Вскочив на ноги, он остервенело метнулся к орудию и стал поднимать его. На помощь ему подскочили другие бойцы, но среди них не оказалось наводчика. Его сразило наповал осколком. Запрокинув руки, он лежал на спине возле груды пустых гильз.

Танк был совсем близко, и Акперов понял, что даже установив орудие, они не смогут подготовить его к следующему выстрелу. Глаза Газанфара заметались по огневой площадке. У зарядных ящиков кучкой лежали противотанковые гранаты.

— Гранаты к бою! — крикнул Акперов.

Едва артиллеристы схватились за гранаты, как «тигр», чадя отработанным газом и шумно дыша, ворвался на огневую. Газанфар рванулся навстречу танку.

— Стой! Срежет! — раздался за его спиной чей-то истошный крик.

«Та-та-та» — коротко протрещала пулеметная очередь. Пули взрыли землю возле самых ног старшего сержанта. Газанфар как- то нелепо подпрыгнул, пробежал еще метр и, падая, швырнул гранату.

Взрыв ухнул под правой гусеницей, и стальная лента, громыхая, скатилась с катков на землю и осталась лежать на ней, будто сползшая со змеи шкура. Танк крутнулся на месте, повернулся задом и остановился.

Акперов устремился к орудию, которое уже поднимали, сам подхватил снаряд, сунул его в ствол, звякнул замком и почти в упор выстрелил. Снаряд лязгнул по броне, вошел в нее и глухо разорвался внутри.

— А-а! — донеслось из башни.

В танке начало что-то рваться, и снизу повалил густой черный дым.

Немецкие танки то накатывались на нашу передовую, то пятились назад, разворачивались и скрывались в кустах и ложбинках. Уже горело несколько машин, и цепи вражеских автоматчиков заметно поредели, но противник все продолжал и продолжал атаковать.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *