Неужели немцы нас не заметили?

Неужели немцы нас не заметили?
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Прорываясь из немецкого тыла к своим, однажды под вечер мы вышли к небольшой рыбацкой деревне на берегу Чудского озера. Жители встретили нас приветливо, накормили хлебом и рыбой, огурцами и другой вкусной едой. Многие хорошо говорили по-русски.

Наше появление в деревне не удивило их. Здесь и до нас проходили советские бойцы и командиры. К сожалению, нам не удалось выяснить, кто это был. Но стало ясно, что это были те, кто на рассвете 29 августа ушел из Таллина, так как жители говорили, что среди них находились и моряки.

Положения на фронтах никто не знал, наших газет они давно не видели, советского радио тоже не слышали, так как гитлеровцы оккупировали эти места значительно раньше, чем вступили в Таллин. Что же касается геббельсовской пропаганды, то оккупанты старались вовсю. Видя нашу решимость идти дальше, жители деревни сочувственно качали головами, а когда мы уходили, каждый старался дать нам кто огурец, кто вяленой рыбы.

За ночь нам предстояло преодолеть около 40 километров, чтобы еще затемно выйти к реке Нарва и переправиться через нее возле деревни Васькнарва, где стоял немецкий гарнизон. Примерно в километре от деревни, как нам сказали, живет старик-лодочник, который может нас переправить через реку.

Поблагодарив приветливых и гостеприимных хозяев, мы двинулись в путь. Дорога шла вдоль берега озера. Оно шумело, как море. Первые километры все шли бодро. Но скоро стала сказываться страшная усталость, истощение, песчаная дорога. Натертые ноги горели огнем, маленькие привалы, которые мы делали, не приносили облегчения. А идти надо быстро, время не ждало.

Мирно шумело справа от нас озеро, но спокойствие это было обманчивым, где-то совсем рядом находились враги.

Но вот на смену ночи, нашей доброй союзнице, стал подбираться рассвет, а конца пути еще не видно. Мы напрягаем слух и зрение, ускоряем шаг. Впереди, чуть справа уже видна колокольня, вырисовываются какие-то строения. От сознания того, что гитлеровцы могли нас заметить, становится как-то не по себе. Но другого выхода у нас нет. Кругом голая, без единого деревца равнина. Стиснув зубы от мучительной боли в ногах, ускоряем шаг.

Каждую минуту могли появиться вражеские машины, на песчаной дороге полно их следов. Примерно в километре от Васькнарвы, где дорога круто поворачивает вправо, мы сворачиваем чуть левее и выходим к широкой полноводной реке Нарве.

Приказав всем оставаться в строю, я направился к сарайчику, где, по рассказам жителей деревни, должен жить старик-перевозчик. Возле причала тихо покачивались на волнах большие лодки, прикованные амбарными замками.

Неужели немцы нас не заметили?

На стук в единственное оконце вышел маленький старичок. Увидев нас, он сразу же запричитал: «Сынки, пощадите! Если я вас перевезу, меня немцы повесят. Они, наверное, уже заметили вас и скоро будут здесь».

Старик рассказал, что на днях в пяти километрах отсюда немцы повесили одного эстонца за то, что он перевез на правый берег несколько десятков бойцов и командиров Красной Армии.

Мы, конечно, не хотели подвергать жизнь старика опасности. Тем более, что он сам предложил нам переправиться на лодках без него и привязать лодки на том берегу, чтобы потом он их мог перегнать обратно.
Замки открыты, весла в уключинах. Садимся в две большие, как баркасы, лодки и крепко жмем на прощанье руку старику.

Вот мы уже на середине реки, течение заметно сносит нас вниз. Хорошо видна пристань Васькнарвы, там много судов. Ближе к нам стоит военное судно, его пушка смотрит в нашу сторону. По-видимому, это сторожевое судно, но все равно мы против него почти бессильны, хотя у нас еще и есть гранаты. И от осознания этого нам как-то нехорошо.

До боли в глазах всматриваемся туда, откуда нам может грозить опасность. Но нет, кажется, мы не привлекли внимания немцев, вернее, нас как будто не узнали.

Со всех сил налегаем на весла. Фигура старика становится все меньше и меньше. И вот наши лодки, сбавляя скорость, уже ползут по илистому дну заветного берега.

Подтягиваем лодки, чтобы их не отнесло течением, и снова выстраиваемся. До леса надо идти километра полтора-два по открытой местности. Скорей бы уж скрыться в нем! Пожалуй, этот участок нашего пути был самым напряженным.

И тогда, и теперь не перестаю задавать себе один и тот же вопрос: «Неужели немцы нас не заметили?» Наверное, заметили, но, по-видимому, приняли нас за своих, ведь мы шли строем, в касках, с винтовками, с примкнутыми штыками, а ведь к этому времени территория Эстонии была вся захвачена врагом, был на исходе третий месяц войны.

Мы снова в лесу. Выставив часовых, я объявил двухчасовой отдых. Мгновенно все уснули. Через час часовые сменились, меня заменил старшина Купаев. Я заснул мгновенно. Во сне слышал стрельбу, но оказалось, что это просто приснилось мне.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
2 комментариев на тему “Неужели немцы нас не заметили?
  1. Повезло… Но дисциплина сыграла свою положительную роль: если была бы толпа оборванцев, то их точно бы расстреляли…

  2. На третьем месяце войны у немцев на Чудском озере своего ничего не было. Скорее всего стоял наш полузатопленный катерок из нашей Чудской флотилии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *