О мужестве и героизме советских зенитчиков

37 Мм зенитная пушка
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

О мужестве и героизме наших славных зенитчиков немало писала фронтовая печать. Вот что, в частности, писали газеты Северо-Западного фронта.

…«Воздух!» — командир малокалиберной зенитной батареи младший лейтенант Толстов дал сигнал тревоги. Орудийные расчеты быстро заняли свои места. Удар за ударом по самолету. Взрыв — и от фюзеляжа бомбардировщика полетели на землю осколки. Машина задымилась и пошла на снижение. Фашистский летчик пытался улизнуть, но ушел недалеко. Упал в лесу на нашей территории. Это был 18-й самолет врага, сбитый батареей с начала войны. 17 гитлеровских экипажей нашли себе могилу на советской земле. Два летчика были взяты в плен, в их числе — полковник. Пять «юнкерсов» пытались уничтожить эту батарею, но для наших зенитчиков все закончилось благополучно, а два «юнкерса» вошли в число 18 сбитых.

…Зенитчики 19-го отдельного дивизиона заняли боевые порядки под Старой Руссой.

Появились бомбардировщики Хе-111, на первом же заходе одна вражеская машина была подбита и, быстро теряя высоту, сильно дымя, скрылась за лесом. Еще заход — и загорелся второй стервятник. Летчики выбросились на парашютах.

Третий заход. После прямого попадания стервятник не вышел из пике и взорвался на собственных бомбах недалеко от батареи.

А 11 января 1943-го над батареей Еременко появились два самолета Ю-88. Снайперским огнем зенитчики подбили один из них, второй позорно удрал.

20 января отличились зенитчики батареи старшего лейтенанта Зайцева. Дружным огнем они сбили самолет Ю-87. Выпрыгнувшего с парашютом летчика захватили в плен, он оказался командиром отряда восьмерки пикирующих бомбардировщиков. Совершил уже больше 20 полетов над Польшей, Францией и даже Англией, только что прилетел из Кенигсберга. Этот вылет оказался для него первым и последним на Восточном фронте.

Пока шел допрос, вражеские самолеты из его восьмерки атаковали батарею, сбросили около 50 бомб. Часть бойцов получила ранения, несколько раз самолеты пикировали, пытались уничтожить орудия. Тяжелораненый командир расчета сержант Веснин, оставшись один, очередью в лоб сбил пикирующий бомбардировщик Ю-87.

…18—21 марта отличились зенитчики 246-го дивизиона С. С. Быко-Янко. Батарея старшего лейтенанта Казанова сбила шесть Ю-52, пять летчиков взяла в плен. Заехав в дивизион, я от души поздравил их с успехом.

…С большим мастерством сбивали вражеские самолеты зенитчики 709-го ЗенАПа, которым командовал подполковник В. Д. Кульчицкий.

Так, батарея старшего лейтенанта Кагенюка сбила за 3 месяца 1942 года 17 и подбила 18 вражеских самолете, надежно прикрывая пехоту.

В конце июля 1942 года по инициативе двух опытных командиров частей майора Быко-Янко и майора Прохорова была организована зенитная артиллерийская засада. За неделю зенитчики выдержали несколько сильных бомбежек, понесли потери, но в жестоком единоборстве сумели сбить 19 транспортных самолетов Ю-52.

… Батарею капитана Калашникова называли «интернациональной», в ее состав входили бойцы 17 национальностей. С первого дня войны она — в числе лучших. К марту 1943 года на ее боевом счету было 12 фашистских бомбардировщиков и истребителей.

…15 пикирующих бомбардировщиков, прикрываемых «мессером», налетели на огневую позицию батареи лейтенанта Кирикова. Зенитчики приняли бой. Безоблачное февральское небо покрылось клубами разрывов. Стервятники засыпали огневую позицию бомбами, стреляли из пулеметов и пушек. В воздухе стоял оглушительный рев моторов.

В каких-нибудь 10 метрах от орудия разорвались две бомбы. Град осколков хлестнул по лафету орудия, весь расчет засыпало землей. Самолеты пикировали со всех сторон. Вышло из строя первое орудие, у второго докрасна накалился ствол.

— Усилить огонь! — приказывал лейтенант.

Непрерывная огненная трасса тянулась от 37-миллиметровых орудий в небо. И стервятники не выдержали. Три подбитых «юнкерса» — итог жаркой схватки.

Ровно через два часа стервятники повторили налет Зенитчики снова встретили их непрерывным огнем и снова победили. Фашистам не удалось вывести батарею из строя…

Случаев снайперского огня советских зенитчиков по фашистским стервятникам было немало. Здесь же при ведены наиболее характерные, примечательные.

Теперь приведем итоговые данные о самолето-полетах в границах Северо-Западного фронта. За сентябрь— декабрь 1941 года их зафиксировано 5120, за весь 1942 год — 82 520 и за январь — ноябрь 1943 года — 6538.

Если 82 508 разделить на 365 дней, то получим 223—224 самолето-полета каждый летный и нелетный день. Из них больше половины летало над боевыми порядками наших войск и над фронтовыми объектами с целью нанесения бомбовых ударов. Следовательно, всем зенитчикам фронта, службе оповещения и истребительной авиации «скучать» было некогда.

Молодой современный читатель, да и участник войны, воевавший не в зенитной артиллерии, скажет — летали тысячи, а сбивали единицы. Да, безусловно, в этих словах есть доля горькой истины, как и в том, что противник был под Москвой, под Ленинградом.

 Зенитно-артиллерийский полк

Конечно, генерал М. М. Карлин и весь его аппарат очень переживали за относительно небольшое количество сбиваемых самолетов врага. Когда он слышал, как некоторые командиры, видя разрывы снарядов ниже самолета или в 200—300 метрах от него, с усмешкой говорили «мазилы!», советовал им сперва окончить первый солдатский класс зенитчиков. Потом несколько успокаивался и объяснял, что снаряды 37-миллиметровых орудий рассчитаны на прямое попадание в самолет, а если этого не произошло, то на 14-й секунде полета он самоликвидируется, и мы видим темноватое облачко разрыва. Если бы снаряды не разрывались в воздухе, то, упав на землю, могли бы причинить много вреда. Значит, по месту их разрывов нельзя судить о точности стрельбы зенитчиков. Для этого есть другие, более объективные способы оценки.

Следует подчеркнуть, что о боевой деятельности зенитчиков нельзя судить только по количеству сбитых и подбитых самолетов. Этот показатель, конечно, очень важный, но есть и второй, не менее важный: заградительный огонь зенитных орудий не допускал противника к охраняемому объекту или войсковым частям и не позволял ему вести прицельного бомбометания и пулеметно-пушечного обстрела. При этом сбитых самолетов противника, как правило, не бывало, но и войска, и объекты ни разрушений, ни потерь не несли.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *