Оборона Севастополя

Оборона Севастополя

Когда в середине 1941 года началось исполнение плана «Барбаросса», атака на Крымский полуостров даже не была запланирована. Подразумевалось, что когда крупные советские политические центры, как Москва, перейдут под контроль Германии, весь Советский Союз сам развалится на кусочки.

Но эти надежды быстро развеялись в июле 1941 года, когда две советских атаки с воздуха на месторождения нефти в Румынии, принадлежавшие Оси, начатые из Севастополя, уничтожили 11000 тонн нефти.

Состав Атакующих сил Вермахта

23 июля 1941, Адольф Гитлер издал Директиву 33, которая ставила в приоритет завоевание Крыма. 21 августа, Гитлер заявил, что «захват Крымского полуострова имеет колоссальное значение для защиты поставок нефти из Румынии».

Атаку на Севастополь поручили одиннадцатой армии под командованием генерал-полковника Эриха фон Манштейна. В октябре 1941 года, армию освободили от других заданий плана Барбаросса, поэтому теперь она была сосредоточена на нападении на Крым.

Не имея достаточного количества танков, Манштейн не мог провести мобильную акцию, с которой он преуспел во Франции. Вместо этого, он полагался на свою пехоту. Под его командованием были также румынские войска. Некоторые из румын, особенно войска горной бригады, были известны как элитные бойцы, но в целом румыны были плохо экипированы, поэтому никогда не развертывались независимо без непосредственной поддержки немцев.

Начало вторжения в Крым

18 октября началась атака генерала Эрика Хансена, командира 54-го немецкого корпуса совместно с 22-й, 46-й и 73-й пехотными дивизиями на советскую 51-ю армию в Ишуни. Несмотря на то, что Советская армия имела большую численность и превосходство в воздухе, армия Хансена медленно, но продвигалась, захватив Ишунь 28 октября после прибытия трех групп BF109, поборовших советские воздушные силы. Войска СССР отступили в Севастополь, что ознаменовало начало осады.

Начало осады Севастополя

Еще до того, как остатки советской 51-й армии начали отступать к Севастополю, вице-адмирал Филипп Октябрьский, уже подготовил тысячи людей для строительства оборонительных сооружений.

Он также сформировал несколько военно-морских пехотных подразделений из корабельных моряков; матросы не были обучены наземному бою, но они помогли поднять численность, в которой Октябрьский отчаянно нуждался на передовой. 30 октября Черноморский флот ВМС ввел 8-ю военно-морскую пехотную бригаду из Новороссийска для дальнейшего облегчения ситуации.

30 октября 1941 года были обнаружены передовые подразделения немецкой 132-й стрелковой дивизии. Советская армия открыла огонь 305-мм береговыми защитными орудиями по предположительной позиции немцев; месторасположение этих орудий, береговую батарею 30, вскоре назовут «форт Максим Горький I».

Тем временем, советская военно-морская пехота выдержала первую атаку на Севастополь. 9 ноября 19 894 солдата, десять танков Т-26, 152 орудия и 20 минометов прибыли с моря, и в распоряжении Октябрьского было уже 52000 солдат.

10 ноября Манштейн наконец-то решил, что достаточно подготовлен, чтобы начать полноценное наступление. Немецкая 50-я стрелковая дивизия под командованием генерала Фридриха Шмидта атаковала первой, захватив село Уппа возле реки Черной на юго-востоке от Севастополя.

На следующий день, 132-я стрелковая дивизия под командованием генерал-лейтенанта Фрица Линдеманна захватила хутор Мекензию на северо-востоке. К 15 ноября, атака была остановлена яростным ответом советских солдат и моряков с поддержкой военно-морской артиллерии с корабля «Парижская Коммуна». Манштейн отказался наступать 21 ноября, потеряв 2000 солдат, хотя потери советской армии были куда больше.

В декабре 1941 года Октябрьский получил подкрепление с моря в виде новой 388-й стрелковой дивизии, а советские инженеры воспользовались краткой передышкой, чтобы заложить обширные минные поля, пока люди Манштейна перегруппировывались для новой атаки.

Следующая атака Германии началась 17 декабря, в шесть утра началась артиллерийская бомбардировка. 34 Ю-87 «Штука» и 20 бомбардировщиков готовились к нападению, начавшемуся с наступления 22-й стрелковой дивизии на территории, удерживаемые советской 8-й военно-морской бригадой севернее реки Бельбек.

Вскоре немецкие 50-я и 132 стрелковые дивизии также начали наступление на центральную линию обороны. 22 декабря, 8-я военно-морская бригада отступила к городу, а 23 декабря немецкая 170-я пехотная дивизия и румынская 1-я горная бригада захватили стратегическую точку к юго-востоку от города.

Тем временем, силы Оси также направились в сторону Керчи на восточной стороне полуострова. Советский генерал-лейтенант Владимир Львов совершил смелую десантную посадку с 5 000 солдат 51-й армии 26 декабря, а затем более крупную высадку с 23000 солдат 44-й армии с танковым батальоном в Феодосии 29 декабря. Этот шаг заставил Германию отложить следующую атаку на Севастополь, дабы справиться с новой угрозой.

Ранее Гитлер требовал, чтобы Севастополь был захвачен к концу года, чтобы поднять упавший после неудачного вторжения в Россию боевой дух, но это требование не было исполнено. На тот момент, потери немецкой армии были куда выше, чем ожидалось – только с 17 по 31 декабря они потеряли 8 595 солдат. Советская армия, как и в почти любой битве Второй мировой войны, получила куда большие потери личного состава – 7000 погибших и 20000 пленных.

15 января 1942 года, Манштейн начал поспешную контратаку, захватив Феодосию, однако это наступление было начато до того, как его войска были готовы, из-за чего им не удалось уничтожить 44-ю и 51-ю армии, но это нападение не позволило советской армии удержать инициативу. Советские солдаты знали, что перехватить инициативу было жизненно важно, и предприняли ряд атак с февраля по апрель 1942 года. Все атаки провалилось в попытках прорвать линию  обороны  немецкой армии, продолжавшей осаждать Севастополь на суше.

Ход обороны Севастополя

После долгого периода подготовки, Манштейн решил, что настало время для нового масштабного наступления. 8 мая 1942 года, он начал операцию «Охота на дроф», которая требовала атаки корпуса генерала Максимиллиана на 44-ю советскую армию на южном побережье.

Операция началась в четыре утра с десятиминутным артиллерийским обстрелом, а к половине восьмого передовые советские войска были разбиты под давлением немецких атак с фронта и посадкой 902-й штурмовой группы и 436-го пехотного полка в тылу. После многочисленные немецкие и румынские силы двинулись в сторону Керчи.

9 мая важный аэропорт в Марфовке, в тридцати километрах от которого началось наступление, уже был захвачен немецкими войсками, которые уничтожили находившиеся там 35 истребителей И-153. Генерал-лейтенант Дмитрий Козлов паниковал, что позволило Манштейну продвинуться дальше с 22-й танковой дивизией, быстро уничтожившей остатки 51-й армии.

14 мая немецкие войска вошли в Керчь с восточной стороны полуострова, и 20 мая захватили город окончательно. По причине паники и бездействия Козлова и его людей, только 37000 солдат были эвакуированы из Керчи, а 28000 были убиты и 147000 захвачены в плен. Победа Манштейна эффективно уничтожила три советские армии с потерями в личном составе только в 3397 человек.

После операции «Охота на дроф», 22-я танковая дивизия была перемещена из Крыма на север, для подготовки к операции в Харькове.

С облегчением давления на востоке, немцы снова сконцентрировались на Севастополе, начав операцию «Лов осетра».  В пять сорок утра 2 июня 1942 года началась крупная бомбардировка оборонительных позиций возле Севастополя. В шесть утра Люфтваффе присоединилась к атаке и сбросила 570 тонн бомб.

В ночь на шестое июня советская армия, которая до этого вела артиллерийскую стрельбу против атак немецких батарей, открыла огонь по позициям немцев. Октябрьский знал, что эта бомбардировка должна была идти с севера, иначе бы она не продлилась так долго. Как подозревал Октябрьский, немцы двигались. Солдаты 132-й стрелковой дивизии переместились в сторону реки Бельбек, а 22-ая стрелковая дивизия также сменила место дислокации. Прогресс был медленным, но немцы продвигались через огонь тяжелых советских миномётов и воздушных ударов. Во второй половине дня, около семи вечера, началась первая и единственная контратака батальона советского 747-го стрелкового полка; немцы потеряли 2.357 человек, в том числе 340 было убито.

Также, 7 июня Фреттер-Пико, чей корпус оккупировал южную оборонительную линию советской армии, решил, что он не будет отсиживаться, пока генералы на севере зарабатывали славу в масштабном наступлении, и начал прощупывать советскую оборону. Он достиг незначительных, но успехов, однако его атака привела к несоразмеримому количеству потерь, и Манштейн запретил ему атаковать в подобной манере.

Оборона Севастополя8 июня советская армия начала контратаку, но, несмотря на поддержку танков, координация между  пехотой, артиллерией и танками была плохой, и атака провалилась. В десять утра атаковали немцы, и, понеся потери в 1.700 солдат, продвинулись на три километра ближе к Севастополю. 9 июня 132-я немецкая стрелковая дивизия атаковала береговую батарею 30 «Форт Максим Горький», но была оттеснена дважды, в десять утра и полдень, советской 95-й стрелковой дивизией. 9 июня также произошли несколько других советских контратак, но они не внесли значительного вклада в ход сражения.

11 июня генерал-майор Иван Петров начал масштабную контратаку, использующую всю доступную в Севастополе артиллерию против немецкой 132-й стрелковой дивизии. Контратака достигала расстояния в километр за немецкую передовую, но советские войска были истощены как морально, так и в боеприпасах, чтобы извлечь что-то из этого успеха. К концу дня они утратили захваченные территории под атаками эффективной немецкой авиации. На юге, Фреттер-Пико также предпринял ещё одну попытку продвинуться. 401-й полк немецкой 72-й стрелковой дивизии позволил ей продвинуться на два километра вперед, и Фреттер-Пико отправил свои резервы, 266-ю стрелковую дивизию, и захватил один из фортов.

13 июня корпус Хансена захватил форт Сталин, который был слабозащищенной противовоздушной позицией с тремя пулеметными точками. Несмотря на то, что внутри находилось всего 200 солдат, защитники форта храбро сражались больше часа, прежде чем пасть. В пять тридцать утра, когда советские войска узнали, что форт Сталин пал, ближайший к нему форт Волга открыл по нему огонь, за которым последовала контратака, которой не удалось отвоевать форт обратно. Почти все из двухсот защитников форта были мертвы. Не слишком масштабные, но жестокие битвы, как произошедшая в форте Сталин, повторялись следующие несколько дней в войне на истощение.

16 июня Хансен отправил 132-ю пехотную дивизию против береговой батареи 30, форта Максим Горький, пока 22-я и 24-я стрелковые дивизии атаковали центр советской линии обороны, удерживаемый советской 95-й стрелковой дивизией, пробили оборону, разрушив линию фронта и оставив береговую батарею 30 саму по себе. Немецкие 436-й и 437-й пехотные полки достигли форта и начали атаку. Ударный бомбардировщик разрушил западную башню форта, когда остальные замедлялись из-за недостатка боеприпасов. Под таким давлением, вся северная оборонная линия рухнула. Пока немцы методично зачищали советские бункеры с гранатами и огнеметами, 20 июня их войска достигли бухты Северной. 21 июня, после двухдневной битвы, немцы захватили форт Ленин вместе с 158 пленниками. 23 июня был захвачен форт Константиновский. С поражением северной обороны, войска Хансена двинулись на юг, где Фреттер-Пико продвигался куда медленнее.

Чтобы компенсировать медленное продвижение корпуса, было вызвано румынское подкрепление. До этого отрядам генерал-майора Георга Аврамеску не поручалось совершать какие-либо крупные наступления. Однако, когда они начали свое первое масштабное наступление, они доказали свою ценность, пробив советскую оборону вблизи реки Черной, где немцы потерпели неудачу, захватили советскую опорную точку, получившую название «Бастион II», а затем отбили контратаку. 27 июня войска Хансена объединились с войсками Аврамеску к востоку от реки Черная.

29 июня, ночью, немецкие войска достигли эффекта полной неожиданности, когда пересекли Северную бухту 902-й и 90-й штурмовыми командами на 130 лодках. Советские силы поняли, что происходит, слишком поздно, и запустили сигнальные ракеты, чтобы предупредить штаб-квартиру, когда побережье уже было захвачено. Петров имел в своем распоряжении шесть танков Т-26, которые могли бы быть использованы для защиты береговой линии, но из-за его нерешительности момент был упущен. На юге атаковал немецкий корпус, победивший 7-ю советскую военно-морскую бригаду и 775-й стрелковый полк. Победы Германии на границе Северной бухты и на юге отрезали советские войска, ослабив их к грядущей атаке на Севастополь.

Оборона СевастополяНочью 30 июня, советские войска уничтожили крупный склад боеприпасов возле Северной бухты, чтобы не дать немцам его захватить. Этот склад находился внутри фабрики шампанского, здания которой также служили полевым госпиталем для 2000 раненых, некоторые из которых всё ещё могли находится в здании, когда оно обрушилось.

30 июня был отдан приказ эвакуировать Севастополь. Вся защита после пала, когда солдаты бежали всеми возможными путями, спасая свои жизни. 1 июля Петров и Октябрьский покинули город на подлодке,  оставив позади 23000 человек, многие из которых – раненые. Позже в тот же день немецкие войска вошли в город. Манштейн пытался исключить румынов из финального наступления, не желая делить с ними славу, но генерал-майор Георг Маноли не подчинился приказу, отправив 4-ю горную дивизию в город и разместив флаг Румынии на статуе Нахимова. Заключительный акт неповиновения был совершен войсками 109-й стрелковой дивизии, сражающимися с бункерами вокруг береговой батареи 35 и людьми, которые сражались на взлетно-посадочной полосе мыса Херсонес. Оба фланга были разбиты 4 июля.

Итог битвы за Севастополь

Битва за Севастополь много стоила обеим сторонам даже по самым скромным расчетам. Около 18000 советских солдат погибло, 95000 захвачены в плен, успешно эвакуировались только 25157 человек. Немецкая 11 армия понесла потери в количестве 4264 погибших, 21626 раненых и 1522 пропавших без вести,  в общей сложности около 27000 солдат. Потери Румынии составили  1597 погибших, 6571 раненых и 277 пропавших без вести, в общей сложности 8454 человека.

Оборона СевастополяСам город также сильно пострадал, в основном из-за длительных и мощных артиллерийских обстрелов, половина зданий в  Севастополе была разрушена. Захват Севастополя имел колоссальное значение во Второй мировой войне.

Эпилог

Ещё до того, как город был полностью захвачен, Манштейн получил ранг фельдмаршала за свою победу, и отпуск в Румынии. Как только он уехал, фашисты начали в Севастополе систематический геноцид евреев. Следующие два года Германия удерживала город, и убийства продолжались под контролем Группенфюрера СС Альвенслибена.

2 комментариев на тему “Оборона Севастополя
  1. Что за автор писал эту чушь7 Явно переводной материал. Потери фашистов занижены в разы.

    1. Статья — может и передаёт статистику отдельных боёв, но в целом -чушь! 1) в вермахте не было «стрелковых дивизий» (таковые были в РККА), а были пехотные дивизии. 2) по немецким же данным вся оборона Севастополя за 250 дней «переварила» почти 300 000 немецких и румынских солдат. Сам Манштейн писал, что никогда больше вермахт не достигал такой плотности артогня, как при штурме Севастополя. Явно не от малых потерь приходилось взламывать советскую оборону, тратя эшелоны боеприпасов. 3) Сдача Севастополя в основном вызвана тем, что восхваляемый в статье «отмирал» Октябрьский, по своей трусости ещё в сентябре 1941 года приказал вывезти на Кавказ половину боеприпасов Черноморского флота. В итоге, хребет обороны Севастополя, батареи № 30 и 35, в самый разгар июньских боёв 1942 года оказались без снарядов. Это в том числе и обусловило падение города. Стрелять было нечем всем обороняющимся…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *