Одесса готовится к бою

Одесса готовится к бою
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

8 августа 1941 года город был объявлен на осадном положении. Движение людей и транспорта запрещалось с 8 часов вечера до 6 утра, но тишину часто нарушал вой сирен, гудки пароходов и паровозов: объявлялась воздушная тревога. И так по нескольку раз за ночь. Спать спокойно можно было только в катакомбах. Вот почему тысячи одесситов начали обживать их.

Суровым стал облик города: исковерканные мостовые, развороченные тротуары, множество воронок, груды камней от разрушенных и сгоревших зданий, следы многочисленных бомбардировок.

Судьба города волновала не только его жителей и защитников. Вся наша страна проявляла о нем заботу.

В Одессу шло оружие, боеприпасы, горючее, продовольствие, обмундирование и многое другое, необходимое для жизни, труда и боя. Под Одессой плечом к плечу сражались русские и украинцы, молдаване и грузины, белорусы и узбеки — представители сорока двух национальностей. Они делили между собой хлеб и махорку, жизнь и смерть, радость побед и горечь поражений, выручали друг друга в бою.

Для долговременной обороны необходима развитая система фортификационных сооружений, противотанковых рвов, эскарпов, надолб, окопов, траншей, ходов сообщений, огневых позиций, блиндажей.

Ничего этого в местах предстоящих сражений не было.

Создание их требовало не только глубоких знаний, но и большого таланта, умения предвидеть ход предстоящих боев, определять сильные и слабые стороны местности, позиции.

Этими качествами обладал начальник инженерных войск Южного фронта, остававшийся в Одессе до конца обороны, Герой Советского Союза генерал-майор инженерных войск Аркадий Федорович Хренов. Его незаурядные способности и ранее накопленный опыт в значительной мере способствовали успеху обороны Одессы.

Одесса готовится к бою

Для строительства оборонительных сооружений нужно было произвести огромный объем земляных работ. Имевшихся в распоряжении начальника инженерных войск Приморской армии полковника Г. П. Кедринского девяти инженерных и тринадцати строительных батальонов было явно недостаточно. Выручила активная поддержка населения. По 10-12 тысяч горожан и жителей близлежащих районов ежедневно выходили за город, чтобы в короткий срок построить 250 километров оборонительных сооружений.

Были созданы три основных и несколько промежуточных рубежей обороны. Внешний рубеж стоял от города примерно в 25 километрах, второй, или Главный (по нему сейчас и проходит пояс Славы) находился в 10-15 километрах от Одессы. Он создавал линию: Большой Аджалыкский лиман — Ильичевка — Холодная Балка — Дальник — Сухой лиман. И, наконец, третий — рубеж прикрытия — за чертой города от Куяльника через Кривую Балку до Большого Фонтана.

Работавших в поле людей бомбили фашистские стервятники.

А иногда вместо бомб на головы работающих сыпались листовки: «Напрасно стараетесь,— было написано в одной из них, — все равно мы с ходу захватим Одессу. 10 августа приходите на Соборную площадь. Там состоится парад победителей».

Так бахвалились захватчики. Но город стоял, как твердыня.

Укрепления строились не только за чертой города, но и в нем самом. На многих улицах одесситы разбирали мостовые — песок и булыжник укладывали в мешки, а из них сооружали баррикады. 243 баррикады 3-6 линиями опоясали город. Газета «Правда» писала тогда: «Почти у каждой улицы, у каждого перекрестка своя собственная баррикада. За нее болеют, о ней заботятся, ей отдают свое свободное время. Недостатка в рабочих руках здесь нет: люди прибывают без всяких мобилизаций и вызовов».

Старики, женщины, подростки выходили на улицы, собирались во дворах, парках и скверах и там рыли щели, делали укрытия, бомбоубежища, для этой же цели использовались и катакомбы — огромный подземный этаж Одессы.

Для руководства оборонными работами и контроля за выполнением военных заказов на предприятиях были созданы оперативные тройки в составе секретаря райкома партии, председателя исполкома и начальника отдела НКВД.

На собрании актива городской парторганизации, состоявшемся 10 августа, коммунисты объявили себя мобилизованными на обеспечение нужд фронта.

Одесский обком партии направил в армию в качестве политработников двух секретарей горкома, весь инструкторский состав и более 300 коммунистов.

«Долг каждой партийной организации,— писал в газетной статье секретарь Одесского обкома КП(б)У А. Г. Колыбанов,— воспитывать коммунистов так, чтобы они служили примером для всех трудящихся, были бесстрашны в бою…»

В ответ на призыв партии и Советской власти на фронт пошли почти все коммунисты — более 14 тысяч. Их примеру последовали 73 тысячи комсомольцев. 55 тысяч трудящихся влились в народное ополчение, ставшее надежным резервом Красной Армии.

Газета «Правда» в передовой статье за 14 сентября 1941 года отмечала:

«Советские воины, обученные в запасных частях, в рядах народного ополчения, в истребительных отрядах, показали уже в боях образцы отваги и мужества, примеры превосходного овладения военным делом» .

Почти на всех промышленных объектах транспорта и водоснабжения были созданы дружины народного ополчения, а в каждом районе истребительные батальоны. В большинстве своем ополченцы работали на своих рабочих местах, а после изучали азы военного дела — воинские уставы,

оружие, учились стрелять, метко бросать гранаты. Они охраняли фабрики, заводы, строили оборонительные сооружения, а при объявлении тревоги уходили на оборонные пункты и подразделениями направлялись на выполнение боевых заданий.

Истребительные батальоны вначале действовали в черте города, а затем их посылали на фронт.

Так, истребительный отряд Ильичевского района вступил в бой у железнодорожной станции Кремидовка, когда там 11 августа сложилась тяжелая и опасная обстановка. А истребительный отряд Центрального района начал свой боевой путь в Западном секторе, у станции Карпово, где в составе 161-го стрелкового полка сражался и батальон народного ополчения под командованием майора А. И. Аксенова.

По радио, в печати, на митингах и собраниях граждан города призывали к бдительности, к усилению борьбы с парашютистами, шпионами, диверсантами, засылаемыми врагом. К этой борьбе подключались и школьники. С одним из них связан такой случай.

Как-то парнишка на Пересыпи заподозрил одетого в форму красноармейца мужчину, что тот шпион. Его обыскали. Нашли ракетницу и схему расположения зенитных батарей. Парнишка оказался прав.

— Как же ты узнал, что он шпион?

— Соображать надо,— загордился тот,— видите, у него в петлицах по пять треугольников. А у наших больше четырех не бывает…

Превратить город в неприступную крепость — такова была задача. Но на фронте не хватало оружия, боеприпасов, боевой техники. Не хватало не только самолетов, танков, пушек, но и обычных винтовок, гранат, мин… Были случаи, когда в бой шли бойцы, имея одну винтовку на двоих. С каждым днем фронт все настойчивей требовал оружия, которое хоть и доставлялось морским путем, но в недостаточном количестве. Поскольку нельзя было рассчитывать на полное удовлетворение потребности в оружии извне, возникла необходимость срочно наладить его производство внутри оборонительного района.

Но ведь раньше в Одессе оружие никогда не производилось, незнакома была и технология военного производства. И, несмотря на это, мирные предприятия в условиях, когда уже было вывезено основное оборудование, стали налаживать выпуск оборонной продукции. Мобилизующую роль сыграло постановление бюро обкома КП(б)У «О дальнейшем расширении и организации новых производств для нужд фронта и обороны города». В короткий срок был освоен выпуск 134 наименований военной продукции.

Посудный завод стал изготовлять гранаты, артель детских игрушек перестроилась на производство мин из консервных банок и коробок из- под кинолент. На стекольном заводе появился новый вид оружия для борьбы с танками — бутылки с горючей смесью. На многих из них были наклеены этикетки с лаконичным призывом: «Боец! Уничтожь танк!» Запалы к бутылкам делала артель «Комсомолка», ранее выпускавшая крем для обуви… Фронту требовались минометы. «Раз нужно — значит будут»,— сказали рабочие заводов имени Январского восстания, Октябрьской революции и, тщательно осмотрев настоящие минометы, приступили к их изготовлению из нефтеперегонных труб. Около двух тонн взрывчатки в сутки поставлял завод «Большевик». Даже баллоны из-под углекислого газа, шедшего на газирование питьевой воды, нашли важное боевое применение. Из них стали создавать дальнеструйные траншейные огнеметы.

Так на пути врага к Одессе появился мощный огневой заслон.

Всего трудящиеся города дали фронту: 5 бронепоездов, 60 бронированных тракторов-танков, около 1300 минометов, почти тысячу огнеметов, более 300 тысяч гранат, 250 тысяч мин, 90 тысяч бутылок с горючей смесью… А сколько было отремонтировано пулеметов, винтовок, танков… За каждой цифрой созданных и отремонтированных единиц оружия скрывался огромный труд рабочих, неустанная организующая и руководящая деятельность партийных, советских, профсоюзных и комсомольских органов. Это они развернули массовое социалистическое соревнование за досрочное выполнение всех военных заказов.

Город напрягал все силы для отпора врагу.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *