Один день из жизни полка

Советские пулеметчики прикрывают переправу

В 1944 году советская армия шла только вперед, 1070-й стрелковый полк, овладев поселком Лахтиселька, 12 июля вел тяжелые, ожесточенные бои, отражая контратаки противника на подступах к узлу железных и шоссейных дорог — городу Суоярви. Вот лишь один боевой эпизод.

Бойцы 7-й стрелковой роты 1070-го полка лежали в наспех отрытых ячейках на рубеже атаки. В 200 метрах от них на отлогой высоте, в траншеях полного профиля засел враг. Обе стороны готовились к схватке. Финны укрепляли оборону, пронизывали огнем промежутки между деревьев — пристреливались. И вдруг как-то сразу смолкла трескотня фашистских пулеметов и автоматов. В лесу наступила настороженная тишина.

— Стихли, ироды, небось беду чуют,— негромко сказал пожилой боец, наводчик ручного пулемета ефрейтор Артеев Николай Ефимович. Его слова растворились в гуле выстрелов и грохоте разрывов снарядов и мин, Это открыла ураганный огонь наша артиллерия по огневым точкам врага.

Не ожидая команды, уловив нужный момент, как один боец, рота поднялась в атаку. Навстречу ей метнулся смерч огня пулеметов и автоматов, поле боя покрылось осколками снарядов и мин. Враг пытался любой ценой остановить атакующих.

Солдатам, кроме огня, преграждали путь падающие, заранее подпиленные и подорванные деревья, с деревьев вели огонь вражеские автоматчики «кукушки». И было дрогнули, замедлили стремительную атаку многие солдаты, готовые вот-вот броситься на землю, прижаться к ней.

— Вперед! На гадов! — крикнул сержант Зеленин и все увидели, как скрылась в густом черном дыме его низко пригнутая фигура.

Как будто только этого возгласа и ждали солдаты. Сквозь дым и пламя огня они ринулись вперед, к вражеским траншеям. Не выдержав натиска наших воинов, финны поспешно отошли в глубь леса. Но вскоре они получили подкрепление и перешли в контратаку. Их серо-зеленые фигуры мелькали между стволами деревьев, обтекая роту с флангов.

— Не стрелять! — приказал командир роты старший лейтенант А. В. Мысов,—Подождем, пусть подойдут поближе.

Солдаты ждали, до боли в руках сжимая в ярости оружие. Злоба клокотала в их сердцах при виде пьяных солдат противника, которые лавиной надвигались на позиции роты.
И вот раздалась долгожданная команда: «По фашистам — огонь!» Наводчик станкового пулемета Кузьмин нажал на спусковой рычаг, когда противник находился не далее 200 метров.

Солдат с пулеметом

Прицельный огонь в первые секунды скосил не один десяток врагов. Пулеметчик Артеев вел огонь длинными очередями, косил фашистских бандитов справа и слева. Только в этом бою огнем своего пулемета Артеев истребил до 30 вражеских солдат и офицеров, которые лежали перед позицией его пулемета. Атака фашистов была отбита. На землю уже спускались сумерки, когда солдаты 7-й стрелковой услышали пьяные крики «оля-ля, оля-ля!» Фашисты, ведя на ходу огонь из автоматов, шли в новую атаку. На этот раз всю мощь своего огня они обрушили на правый фланг обороны роты. Ценой больших потерь вражеской группе удалось ворваться в оборону роты.

— Ни шагу назад! Драться до последнего! — гремел голос командира роты.

На правый фланг роты бросились пулеметчик Артеев и автоматчик сержант Ершов. Они расстреливали фашистских захватчиков в упор. Вот уже гора вражеских трупов лежит у траншеи. Фашисты начали бросать гранаты. Они бросили более сорока гранат. Осколками одной из них была перебита рука отважного пулеметчика из Коми Николая Артеева.

Передав пулемет своему помощнику Голых, Артеев одной рукой хватал из ящика гранаты, зубами вырывал из них чеку и продолжал уничтожать врага.
Наступил напряженный момент.

Противник бросил в бой новые силы. Лавиной катились враги на позиции роты. Загорелся лес. Густая пелена удушливого дыма и гари покрывала поле боя.

Из этого дыма перед самыми траншеями, точно из-под земли, вырастали фигуры вражеских солдат. Бой часто переходил в рукопашные схватки. Пулеметчик Овсянников, выбрав удобную позицию, простреливал подступы к траншеям роты.

Он уничтожал вражеских солдат огнем пулемета, меняя диск за диском. Атака врага и на этот раз была отбита с большими для него потерями. В течение ночи и утра следующего дня фашисты еще семь раз атаковали позиции роты. Но все их атаки захлебнулись.

Седьмая героическая стрелковая рота выстояла.

Солдаты и офицеры дрались с великим солдатским мужеством и победили.
Много боев еще пришлось вести со своей ротой старшему лейтенанту Мысову, освобождая родную Карелию, с которой связал свою судьбу еще до войны.

В 1945 году рота вела бои на территории Польши и Германии. Анатолий Васильевич не дожил до дня победы. Он пал смертью героя под городом Нойштадт 19 марта 1945 года, защищая советскую власть, великую русскую землю от фашистских захватчиков. А. В. Мысов был награжден орденами Красной Звезды, Красного Знамени и посмертно — орденом Отечественной войны 1-й степени.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *