Один день в небе над Москвой

авиация
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

В начале января темпы продвижения частей Красной Армии замедлились. «День, который не принес значительных изменений» — такой вывод сделал вечером 4 января 1942 г. в дневнике генерал Ф.Гальдер. Но кровопролитные бои в небе Подмосковья в это время принесли тяжелые потери обоим противникам.

В итоговой советской сводке значилось 11 уничтоженных неприятельских самолетов только в Подмосковье — наибольшее число с начала контрнаступления. В этот день в центральной части России установилась ясная холодная погода. Утром столбик термометра на главном участке фронта опустился днем до минус 36°С. Несмотря на стужу, советские летчики работали весьма активно.

Напряженно работали той ночью части дальнебомбардировочной авиации. Если в декабре они наносили удары на широком фронте, стремясь не допустить отвода техники и тяжелого вооружения, а также подхода резервов противника, то теперь авиаторы сосредоточили удары на участке железной дороги Вязьма — Смоленск. Так, в ночь на 4 января 27 налетов экипажи совершили на важный железнодорожный узел Вязьма.

Им удалось разрушить в нескольких местах полотно, поджечь два состава и повредить паровоз. Утром воздушные разведчики наблюдали на станции до 25 эшелонов, по которым продолжились удары. Всего за четверо суток (начиная с 4 января) летчики ДБА выполнили 137 вылетов днем и 59 — ночью, нанеся заметный ущерб неприятелю. Эти налеты вынудили немцев значительно усилить ПВО районов Вязьмы, Орши, Смоленска, Витебска.

Активно действовали 4 января и части фронтовой авиации Западного фронта. В ходе 12 ночных вылетов летчиков из 687-го лбап 47-й сад три самолета Р-5 не вернулись на свои базы. Лишь на следующие сутки выяснилось, что эти три экипажа потеряли ориентировку и благополучно приземлились на полянах примерно в 180 км южнее своего аэродрома, в районе Тулы.

Вынужденную посадку совершил днем комэск 519-го иап той же дивизии майор Никифоров, но на этот раз командование отмечало высокое летное мастерство командира эскадрильи. Его МиГ-3 № 4952 был поражен зенитным огнем, значительное повреждение получило крыло, а из пробитого маслобака вытекло масло. Мотор остановился, но Никифоров удачно спланировал и приземлился восточнее озера Тростенское (в 25 км северо-западнее Рузы), сохранив истребитель. Все четыре экипажа 47-й сад вернулись в части вечером следующего дня.

Не столь благополучно обстояли дела в 77-й сад. Если ночью потерь удалось избежать, то днем на аэродромы соединения не вернулись один Ил-2, один Пе-2, шесть И-16 (при 28 боевых вылетах). Три из восьми самолетов удалось впоследствии отыскать на местах вынужденных посадок. Однако 627-й иап, введенный в бой в составе дивизии 28 декабря, потерял за пять летных дней к вечеру 4 января 14 «ишаков» из 15! Столь большие потери вызвали служебное расследование. Его провел начальник штаба ВВС Западного фронта генерал С.А. Худяков.

Выяснилось, что часть, усилившая 77-ю авиадивизию, была единственной, которую сформировали в декабре на И-16. Были взяты машины московского аэроклуба с выработавшими ресурс двигателями. Пришлось на всех самолетах установить моторы, снятые с учебно-тренировочных УТИ-4 (также не новых), и заменить колеса на не убираемые лыжи.

авиация

Подобным образом подготовили немало машин из тех, что летали и воевали в небе Подмосковья первой военной зимой. Хуже было другое — прием полка на фронте организовали формально. Хотя в штабе авиационной дивизии знали, что часть сформирована из молодых летчиков-инструкторов Качинской авиашколы с малой штурманской практикой, не имевших боевого опыта, там их подготовку к боевым действиям пустили на самотек. В то же время боевые потери части составили пять И-16, а остальные пришлось списать в результате аварий. По итогам расследования Худяков объявил выговор командиру дивизии полковнику И.Д.Антошкину, полковому комиссару П.А.Антонову и начальнику штаба дивизии полковнику Катцу.

Наибольший урон противнику с воздуха нанесли штурмовые удары авиаторов 6-го иак. В районе железнодорожной станции Шаховская вновь вспыхнули пожары и раздались взрывы. Успешными оказались налеты на неприятельские войска в деревне Колдрово (район Медыни) и железнодорожную станцию Сухиничи. При разведывательных полетах 4 января истребители корпуса отметили активную работу Юхновского аэродрома, куда противник перебросил в этот день не менее 15 Ju88. Также шла борьба с разведчиками неприятеля; один «юнкере» удалось перехватить и сбить между Подольском и Серпуховым.

Согласно германским донесениям, их самолеты в тот день отслеживали советские железнодорожные перевозки. По сводкам частей ПВО, немецкая авиация днем 4 января не совершала полетов в наш оперативный тыл, но 30 пролетов самолетов было зафиксировано над боевыми порядками наступавших войск. В частности, несколько Hs126 безнаказанно бомбили части 43-й армии. Как оказалось, с данного участка фронта именно 4 января командование вывело в резерв 71-й, 230-й и 304-й отдельные зенитные дивизионы, понесшие большие потери не столько от вражеских налетов, сколько в ходе наземных боев: вы-шло из строя 28 командиров, 32 сержанта и 155 рядовых.

Командир зенитной батареи одной из частей противотанковой обороны 4 января доложил об уничтожении бомбардировщика Не111 огнем 85-мм орудий в районе Малоярославца. Однако выяснилось, что под обстрел попали свои самолеты ДБ-ЗФ; сбиты они не были, но в составе экипажей имелись жертвы. Также в этот день МиГи 6-го иак по ошибке бомбили и обстреляли в районе Богачево командный пункт 196-го зенитного дивизиона, ранее отмечавшегося среди лучших. Эти случаи говорили о недостатках в согласовании действий авиации и наземных войск, незнании зенитчиками силуэтов своих и неприятельских самолетов.

Относительно активные действия германских экипажей отмечались в районе расположения частей 20-й, 49-й армий и особенно штаба 50-й армии. В деревне Лопухине прикрывавшие командный пункт армии батареи 112-го отдельного зенитного дивизиона неоднократно подвергались обстрелу двух — трех Ju88. Ответный огонь оказался весьма меток: один из «юнкерсов», объятый пламенем, упал в расположении 112-й танковой дивизии.

По предварительным оценкам, боевые потери люфтваффе в Подмосковье 4 января составили три — четыре самолета, а советские — восемь — девять, главным образом не вернувшихся с задания.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *