Однажды все батареи противника замолкли

бои под ленинградом
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Выполнение немецко-фашистским командованием общей задачи по разрушению Ленинграда слагалось, естественно, из решения огромного количества частных задач, в ряду которых одно из первых мест отводилось уничтожению промышленных объектов, играющих важную оборонную роль. Поэтому описание методов борьбы ленинградских артиллеристов-контрбатарейщиков с вражеской осадной артиллерией было бы далеко не полным, если не рассказать о том, как им приходилось защищать от разрушения орудийным огнем крупные промышленные объекты города. Это можно видеть на примере завода «Большевик».

Сначала немцы пытались разрушить завод с воздуха. Но когда их попытки окончились неудачей из-за сильной противовоздушной обороны, немецко-фашистское командование возложило задачу разрушения завода на артиллерию.

На завод была нацелена группировка, состоявшая из 9-10 батарей прикрытия, расположенных в районе Федоровское — Ладога — Антропшино. Главная роль отводилась железнодорожному транспортеру, калибр которого, судя по осколкам снарядов, был 420 мм. Транспортер действовал с разных позиций северо-западнее Ново-Лисина.

Защитить завод от разрушения было приказано контрбатарейному корпусу. Командиром корпуса для борьбы с вражеской артиллерией была выделена юго- восточная группа корпуса в составе 14-го гвардейского артиллерийского полка, 403-го дивизиона артиллерии Краснознаменного Балтийского флота, а также разведывательных подразделений 4-го гвардейского отряда, 792-го отряда, 1-го воздухоплавательного дивизиона и звена 12-й окаэ с истребителями прикрытия.

Чтобы добиться успеха в защите завода, штабу корпуса надо было прежде всего решить хотя бы следующие две задачи: во-первых, организовать немедленное оповещение о начале обстрела завода и, во-вторых, суметь из большого числа одновременно стреляющих по различным объектам нашей обороны батарей противника выявить ту, которая обстреливает завод.

Первая задача решалась просто. На завод был направлен офицер с радистом и рацией, которые поддерживали связь с командиром полка через радиостанцию, установленную на командном пункте. Станция работала па специальной волне, имела свои позывные и код для передачи. Офицер-наблюдатель обязан был немедленно докладывать на командный пункт о начавшемся обстреле и по первым разрывам постараться определить калибр снаряда.

Вторую задачу решить было сложнее. Получаемые от радиста сведения о калибре снаряда и сопоставление этих сведений с другими разведывательными данными, в частности с данными звукометрической разведки, еще не давали достаточных оснований для утверждения, что батарея, которая в данный момент ведет огонь по заводу, разведана достоверно.

Однажды с началом обстрела завода все батареи противника, которые по предположению штаба могли вести огонь по заводу, были накрыты огнем наших батарей, они замолкли. Однако обстрел завода продолжался. Самолет поднять в этот день было нельзя: погода была нелетная и дул сильный юго-восточный ветер. В то же время записи выстрелов на центральной звукометрической станции батареи звуковой разведки 4-го гвардейского разведывательного дивизиона были слабыми: видимо, батарея, стрелявшая по заводу, находилась далеко и плоскость ее стрельбы проходила вдоль звукопостов.

бои под ленинградом

Повторный случай обстрела и, что характерно, в тех же метеорологических условиях (нелетная погода, юго- восточный ветер) заставил командование корпуса призадуматься и проанализировать это положение. В результате был сделан вывод, что противник применял для стрельбы по заводу дальнобойную батарею, тщательно замаскированную.

Было также очевидно, что эта батарея маскировалась еще и огнем других батарей — из группы прикрытия. Впоследствии, когда в штаб корпуса попал журнал боевых действий 768-го тяжелого артдивизиона противника, выводы подтвердились. В журнале была обнаружена такая запись: «Во второй половине дня дивизион выпустил 28 снарядов с целью звукомаскировки орудий на железнодорожной установке, стрелявших из района Ново-Лисина».

Было принято решение, чтобы избежать звукопомех, подготовить для батареи звуковой разведки еще один боевой порядок — северо-восточнее Слуцка, фронт звукопостов которого был бы перпендикулярен направлению юго-восточного ветра. Новый боевой порядок нужно было подготовить так, чтобы батарее оставалось только переместить и установить приборы.

Постоянно занимать новый боевой порядок было нельзя, так как при этом батарея звуковой разведки теряла из поля зрения звукопостов крупную пушкинскую группировку противника, а другой батареи на этом направлении не было. Следовательно, оставалось одно — угадать, когда ветер будет меняться на юго-восточный. Узнать это необходимо было хотя бы за два — три часа до начала обстрела противника, так как на перемещение батареи звуковой разведки нужно было около двух часов. Потребовалась месячная таблица ветров для данного района, так называемая «роза ветров».

В условиях блокады такой возможностью корпус не располагал. Однако командир метеовзвода корпуса старший техник-лейтенант И. И. Шпаковский, бывший ассистент известного метеоролога Молчанова, все же достал у своего учителя такую «розу ветров». Хотя она давала только вероятное предположение об изменении направления ветра, тем не менее, уточняя «розу ветров» по метеосводкам, переходя от месячного прогноза к недельному, суточному и полусуточному, метеорологам удалось установить время изменения ветра на юго-восточный.

Командование корпуса рискнуло переместить батарею звуковой разведки на новый боевой порядок, и (о радость!) ветер действительно переменился, а железнодорожный транспортер из района северо-западнее Ново- Лисина, удаленный от завода на 28 км, открыл огонь по заводу. Звукопосты были подняты над землей, и на ленте центрального регистрирующего прибора звукостанции появилась четкая запись. Батареи прикрытия в это время были все накрыты и молчали.

Координаты, определенные в результате обработки засечек, показали местоположение батареи противника, а полученные с наблюдательного поста на заводе данные о калибре разорвавшихся снарядов подтвердили, что огонь ведет именно тот железнодорожный транспортер, который расположен в районе северо-западнее Ново-Лисина.

С большой точностью артиллеристы подготовили исходные данные для стрельбы и открыли огонь на уничтожение железнодорожного транспортера. После огневого удара по вражескому транспортеру он больше огня не вел. Потом был послан в этот район самолет, и он доставил фотоснимок, на котором был виден железнодорожный ус и на нем позиция транспортера.

В последующем методом разведки батарей, подобным тому, который был применен при защите завода «Большевик», артиллеристы обнаружили еще несколько позиций железнодорожных установок и подавили их.

В результате проведенной операции можно сделать следующие выводы:

  1. защита крупных промышленных объектов в условиях обороны требует разработки специального плана, в котором особое место должны занимать вопросы разведки;
  2. в район промышленного объекта должен быть выделен опытный наблюдатель, имеющий непосредственную связь с командиром артиллерийской части, выполняющей огневую задачу но защите объекта;
  3. подразделения звуковой разведки, находясь в обороне, должны готовить несколько боевых порядков, которые они смогли бы занимать в зависимости от метеорологических условий, следовательно, должна быть полная согласованность между звукометрической и метеорологической разведками;
  4. при двусторонней обороне, когда войска противников расположены у крупного промышленного центра, в единоборство вступает артиллерия сторон. В данном случае артиллерия фашистов встретила активное противодействие ленинградских контрбатарейщиков, которые творчески решили вопросы борьбы с нею.

Победа осталась за советскими артиллеристами.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *