Огонь береговой артиллерии

Огонь береговой артиллерии
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Уже в начальный период Великой Отечественной войны потребовалось значительно усилить всю береговую оборону восточной части Финского залива. Здесь находился Ижорский укрепленный сектор (ИУС) — мощное артиллерийское соединение, имевшее на своем вооружении дальнобойные скорострельные стационарные орудия калибром от 120 до 305 миллиметров. В его боевой состав входили два исторических форта — Красная Горка и Серая Лошадь, на которых дислоцировались 31-й и 33-й отдельные артиллерийские дивизионы, железнодорожный батальон, школа младших специалистов, базовый лазарет, несколько мелких обслуживающих подразделений. Немного позже добавились два бронепоезда — «Балтиец» и «За Родину».

Командиром (комендантом) ИУСа был комбриг П. И. Лаковников, бывший комендор Балтфлота, участник первой мировой и гражданской войн, за годы Советской власти выросший в видного специалиста береговой обороны. Военкомом стал полковой комиссар Г. М. Яичников, тоже опытный политработник, начавший военную службу в годы гражданской войны.

Командованию и политотделу ИУСа предстояло в короткий срок не только восстановить, но и увеличить огневую мощь соединения: разместить новые береговые батареи, создать штабы, обучить пополнение. Все это делалось в условиях неуклонно приближавшейся линии фронта.

В августе 1941 года комендантом Ижорского укрепленного сектора назначили генерал-майора Г. Т. Григорьева— общевойскового командира, участника гражданской войны, имевшего большой опыт службы в частях и соединениях береговой обороны. Комбриг П. И. Лаковников стал его заместителем по артиллерии.

Непосредственно участвовать в боях подразделения укрепленного сектора начали после захвата противником Копорья, когда создалась угроза выхода немецко- фашистских войск на побережье Финского залива — до него оставалось всего 11 километров. Наступил период тесной боевой связи береговых батарей с частями Красной Армии. Вновь установленная в августе береговая батарея № 341, поддерживавшая 8-ю армию, провела 67 стрельб, полностью расстреляла лейнеры — сменные трубы ствола. Каждое из четырех орудий 100-миллиметрового калибра сделало более 900 выстрелов.

31 августа форт Красная Горка получил задачу огнем 305-миллиметровых орудий поддержать Копорскую группу войск генерала В. В. Семашко. Стрельба на дистанцию 30 километров прошла успешно. Это была первая боевая работа Красной Горки.

Огневое содействие частям 8-й армии продолжалось. Бывший командир 311-й батареи В. К. Мустафаев вспоминает:

— Девятого сентября получили задание на поддержку армейских частей. Забрав разведчиков и связистов, выехал на командные пункты 466-го и 657-го стрелковых полков. Свой корректировочный пост оборудовали рядом с КП 657-го полка. После первого выстрела командир батальона капитан Н. П. Хромко попросил перенести огонь ближе к переднему краю. Это было опасно, при недолете снаряды ударили бы по своим. Но корректировка оказалась точной, и десять залпов разнесли участок обороны гитлеровцев в клочья. Да и как иначе: снаряд 305-миллиметрового орудия весит почти пятьсот килограммов.

Огонь береговой артиллерии

Подобные стрельбы позже проводились много раз, о чем свидетельствует журнал боевых действий форта Красная Горка. Однако частое использование батарей 305-го калибра по наземным целям было нерационально.

Изнашивались орудия, увеличивался расход дорогостоящих и дефинитных снарядов. Характер целей не оправдывал этого: стрелять приходилось по легким  оборонительным сооружениям,  хозяйственным постройкам, мелким группам живой силы. Поэтому к началу сентября закончили установку нескольких стационарных береговых батарей, специально предназначенных для ведения огня по наземному противнику. На восточном фланге сектора разместили пять батарей калибром 100-152 миллиметра с дальностью стрельбы 18—26 километров. Эти батареи составили 196-й отдельный артиллерийский дивизион. На западном фланге появились три батареи такого же калибра, объединенные н 197-й отдельный артиллерийский дивизион.

Первый из новых дивизионов включился в активные боевые действия после 16 сентября, когда противник вышел к побережью Финского залива на участке Стрельни— Петергоф в пытался фланговым ударом покончить с Ораниенбаумским плацдармом. Ожесточенные атаки фашистов разбились о стойкую оборону наших войск, подкрепленную огнем артиллеристов. План гитлеровского командования был сорван.

В тех же боях отличился и бронепоезд «За Родину», где командиром был капитан В. Г. Кропачев, военкомом— старший политрук К. Н. Кудзиев. В приказе командующего 8-й армией от 27 сентября 1941 года отмечалось: «Командиры и краснофлотцы, пренебрегая смертью, на своем бронепоезде выходят за боевые порядки нашей пехоты и огнем орудий наносят сокруши-тельные удары по врагу».

Примечательна судьба этого бронепоезда. Боевое крещение он получил под Либавой (Лиепаей) и весь путь до Лебяжьего прошел вместе с 8-й армией. Бронепоезд в сражениях был так разбит, что хотели его списать. Но личный состав воспротивился такому решению и предложил провести ремонт своими силами. Инициативу одобрил генерал Г. Т. Григорьев. Команде бронепоезда помогли рабочие Ижорского завода. На тяжелые железнодорожные платформы они установили новую бронезащиту. Из резерва получили артустановки и зенитные пулеметы. Восстановленный бронепоезд продолжил свой доблестный путь. Всего с 23 июня 1941 года по 14 января 1944 года он прошел 9500 огненных километров. Летом 1944 года бронепоезд отправили на базу, а его личный состав расписали по другим частям.

После того как была создана Приморская оперативная группа, подразделения укрепленного сектора, занимавшие рубежи на сухопутном участке плацдарма, перешли в прямое подчинение ее командования. На оставшиеся войска возложили оборону побережья Финского залива и занимаемых ими объектов. В середине 1942 года комендантом Ижорского укрепленного сектора назначили полковника (впоследствии генерал) И. А. Большакова, специалиста береговой артиллерии.

Новые задачи потребовали большой и серьезной перестройки боевой работы. Артиллеристы раньше имели дело с целями прямой видимости. Теперь в самый короткий срок следовало научиться стрелять по ненаблюдаемым объектам. Первоочередным стало подавление осадной артиллерии фашистов, сеявшей смерть среди мирных жителей Ленинграда, разрушавшей город. Ослаблять и полностью срывать такие обстрелы — вот задача, в решении которой активная роль отводилась батареям укрепленного сектора.

Для береговой артиллерии новым здесь были визуальная и инструментальная разведка, организация сопряженного наблюдения и многое другое. Возник целый комплекс проблем: как добывать проверенные данные для стрельбы, вовремя их перерабатывать, вводить в систему управления огнем, получать сведения по корректировке и хотя бы предположительно определять результаты стрельб.

Особое внимание обратили на подготовку артиллерийских разведчиков и наблюдателей. Все командиры батарей и дивизионов многократно прошли практику личных наблюдений и корректировки огня в непосредственной близости от переднего края. Случалось, что люди во время этой «учебы» гибли, как, например, командир 318-й батареи старший лейтенант Н. И. Врачев, похороненный в братской могиле на форту Красная Горка. Но боевая практика была необходима. Огромную помощь оказывали нам органы управления Приморской оперативной группы и штаб Краснознаменного Балтийского флота. Ко второй половине 1941 года береговые батареи уже могли успешно вести контрбатарейную борьбу.

Хотя недоработок еще оставалось немало, гитлеровцы почувствовали нашу силу. Фашистское командование было вынуждено отвести свою осадную артиллерию на 15-20 километров дальше от фронта, а также заметно сократить ее активность. В первой половине 1942 года ежемесячно по Ленинграду выпускалось примерно 5-7 тысяч снарядов, а в июле — 2010, сентябре — 926.

В укрепленном секторе к борьбе с вражеской осадной артиллерией привлекалось восемь батарей, обладавших дальностью стрельбы 23-44 километра. Орудия западного участка плацдарма в этой борьбе не участвовали, поскольку находились па большом удалении от позиций вражеских батарей.

Вели мы и операции частного характера, имевшие помимо боевого морально-политическое значение. Надо было и им дать возможность ощутить, что гитлеровских вояк можно бить и побеждать.

В середине ноября с форта Красная Горка в тыл врага отправился отряд лыжников из 60 человек. Отряд успешно выполнил задание, но на обратном пути Ковалева смертельно ранило. Моряки вынесли его тело и похоронили в братской могиле. Других потерь отряд не имел.

Еще один отряд лыжников, уже из 150 человек, под командованием капитана Г. В. Комова и политрука М. Н. Кошкина 10 декабря зашел в тыл противника в районе Керново — Систопалкино. Он уничтожил до двухсот гитлеровцев, пять дотов, склад боеприпасов, несколько орудий, захватил пленных и без потерь возвратился на форт.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *