Окоп лучший друг пулеметчика

За месяц пребывания в запасном полку Рахимбай Рахматов узнал, как должно действовать стрелковое отделение в наступлении и в обороне, и не раз отличался на тактических занятиях тем, что умел быстро отрыть окоп полного профиля и замаскировать бруствер дерном. (Когда до войны шло строительство Большого Ферганского канала, там работал Рахимбай и тоже в три, а иногда в пять раз перевыполнял норму на земляных работах.

Очень часто на занятиях командир взвода спрашивал, все ли понятно. Рахимбай не задавал вопросов, считал неудобным. Он принадлежал к той категории людей, которые заранее никогда не зада ют вопросов. Речь шла о боях, в бою будет виднее.

Например, ему было совершенно неясно, всегда ли после не скольких очередей пулемета, а он был вторым номером пулеметчика, нужно было отступать, затем передвигаться вправо или влево меняя позицию.

Рахимбаю казалось, что лучше сделать окоп, хороший, удобный, и к этому окопу не подпускать ни немецких автоматчиков, ни немецкие танки, ибо хорошо известно, что пехоте танк не страшен, если ее защищает родная земля. Кроме этого, у пехотинцев имелись гранаты, из которых Рахимбай умел уже делать связки.

Вскоре ему пришлось убедиться в своей правоте. Он не помнит но сейчас ему кажется, что деревня называлась Белово, где-то на Калининском фронте.

Справа и слева находились другие взводы их роты. Они тихо ночью подошли к опушке леса и очень скоро отрыли себе окопы! Рахимбай тоже вырыл окоп. А потом тихонько пополз назад и вскоре вернулся вместе со своим напарником Ильей и пулеметом.

Показал ему, какой удобный и красивый окоп он соорудил. Тут были ниши для гранат. И колышки для котелков была ступенька, на которой второму номеру было очень ловко стоять и подавать пулеметные ленты. Был даже маленький дымоход сверху прикрытый прелыми листьями и сучьями. Закурив, можно было в этот дымоход выпустить от одной до двух затяжек так, что этот дым не был виден неприятелю. Разве можно было уйти из такого окопа?

Бойцы начали ждать боя. А бой все не начинался, потому что была еще ночь. И только, когда начало светать, Рахимбай увидел как из-за сарая выскочили, словно ошалелые ишаки, три небольших бронетранспортера и помчались наискось в сторону соседа справа.

В бронетранспортерах сидело человек по восемь немцев которые на ходу стреляли из пулемета и автоматов. А за бронетранспортерами побежало человек сорок солдат в зеленых шинелях. Они тоже стреляли из автоматов.Пулеметный расчет ВОВ

Когда немцы приблизились, Илья начал стрелять. И из леса где находились наши бойцы, тоже начали стрелять. А там, справа, куда помчались бронетранспортеры, раздалось несколько взрывов гранат.

Все это произошло так быстро, так неожиданно, что Рахимбай даже не успел ни о чем подумать. У него были свои дела. Он готовил ленты, и ему некогда было смотреть на поле. Он увидел поле лишь только в тот момент, когда шагах в сорока от них гитлеровцы стали переползать в лощину, скрываясь за кустами.

Потом раздалась команда «Вперед!». Но в это время Илья был ранен, и Рахимбай один тащил и пулемет, и коробку с пулеметными лентами. Он было уже подбежал к кустам, за которыми еще совсем недавно были враги. Но раздался лязг гусениц и шум моторов, и была дана команда вновь занять окопы.

Так прошел первый день боев. На рассвете к окопу подполз незнакомый боец вместе с командиром отделения, и Рахимбай узнал, что теперь пулеметчиком номер один будет он, а бойца Мишу надо в оставшееся время научить тому, что в течение целого месяца изучал Рахимбаи в запасном полку, до рассвета показывал, как надо заправлять пулеметные ленты и что надо делать, если его, Рахимбая, как и его товарища Илью, в бою ранят.

Второй день был похож на первый. А на рассвете третьего где-то впереди за лесом раздались разрывы снарядов, и младший лейтенант, командир взвода, сказал, что нужно выступать.

Они вошли в деревню Белово без единого выстрела. В ней уж не было противника. Оттуда маршем дошли до станции, погрузились в вагоны.

Потом несколько месяцев они стояли то в одном селе, то в другом. Потом их привезли в уже освобожденный Сталинград, а оттуда — в сторону Харькова. Рахимбай был уже не только пулеметчиком, но и бронебойщиком.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *