Окруженная армия под Ржевом

под Ржевом
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

События между Ржевом и Сычевкой начали приобретать трагический оборот для наших войск. Как уже отмечалось, сразу после германского контрудара западнее Ржева советское командование предпринимало неоднократные попытки деблокировать окруженные соединения.

Сталин и Шапошников 31 января потребовали от Конева лично организовать прорыв. Они подчеркивали: «Противник… отрезал войска 29-й и 39-й армий от их путей подвоза, ввиду чего приходится снабжать их по воздуху, и это в тот момент, когда враг разбит и почти уже окружен».

Одновременно с восстановлением 1 февраля 1942 г. должности главнокомандующего войсками Западного направления Ставка ВГК приняла решение пополнить авиацию, действовавшую в интересах 39-й армии, 110 самолетами, срочно направив 521-й иап на Як-1, 61-й шап на Ил-2, 314-й бап на Пе-2, 641-й ап на У-2, а также 10 ПС-84 из состава ГУ ГВФ и 20 истребителей с лыжами из 6-го иак ПВО. Сталин считал очень важным, чтобы транспортные самолеты не просто сбрасывали грузы в районе окруженных соединений, а совершали посадки, вывозя обратными рейсами раненых.

По мнению Г.К. Жукова, авиационные командиры весьма быстро и удачно организовали боевую работу. 3 февраля нашим летчикам удалось в районе Ржева выполнить 46 самолето-вылетов днем и 25 — ночью. Они превосходили противника на этом направлении, в то время как над войсками 39-й армии по-прежнему господствовала неприятельская авиация, в результате чего ее соединения понесли потери. 3 февраля ВВС 39-й армии совершили 56 вылетов днем и 45 ночью, и планировалось уже на следующий день значительно увеличить это число. В распоряжение командарма-39 передали 161 самолет, причем 60 из них перебазировали на расстояние в несколько километров от наземных частей, а остальные поддерживали войска с удаленных аэродромов.

Наиболее активно действовали экипажи 180-го и 237-го иап, 569-го иап, 128-го бап, а также только что переброшенного на это направление 521-го иап. Эскадрилья из последней части 10 февраля вела напряженный 20-минутный бой примерно с 30 штурмовиками (Bf 109 и Hs123) и пикировщиками (Ju87). Все наши летчики благополучно вернулись на аэродром и заявили о четырех победах; одну из них занес на свой счет комэск майор И.И. Клещев. А командира другой эскадрильи 521-го иап капитана Киевского постигла неудача: при атаке Ju88 на малой высоте его истребитель сорвался в штопор и разбился вместе с летчиком.

В то время как большинство наших частей получали цели в непосредственной близости от переднего края, опыт- корпуса генерал фон Фитингхоф (von Vietinghoff), «даже внезапное массированное применение советской авиации, производившей налеты последовательными волнами в районе Сычевки, не принесло облегчения окруженному противнику».

Осуществлявший связь с оперативной группой Масленникова из штаба ВВС Красной Армии полковник Н.И. Кроленко зафиксировал: в ночь на 4 февраля северо-западнее Сычевки смогли приземлиться два Р-5, а 16 ПС-84 и 4 ТБ-3 сбросили грузы на парашютах.

В отрезанную армию отправили 133 тыс. патронов, 7500 л горючего, 5 т сухарей, 5,5 т мясных консервов, 300 мин калибра 82 мм и др. Видимо, далеко не все грузы доходили по назначению, поскольку в одном из документов сообщалось, что командарм Масленников «все время обижается на авиацию». Сброшенные южнее Толстиково из трех «дугласов» в расположении 29-й армии бочки с керосином, бензином и соляркой позволили повысить подвижность наземных частей. Кроленко отметил, что экипажи ТБ-3 выполнили по два вылета за ночь.

под Ржевом

Экипажи 128-го бап наносили удары также по удаленным объектам. Например, представляя лейтенанта Н.С. Мусинского к награждению орденом Красной Звезды, командир полка майор Г.А. Чучев отметил: меньше чем за месяц летчик выполнил 15 вылетов на уничтожение целей, удаленных на 700 — 800 км от линии фронта. Как отмечалось в отчете о боевых действиях 128-го бап, авиаторам части удалось опровергнуть устоявшееся тогда в ВВС мнение о невозможности длительного полета Пе-2 при выходе из строя одного из моторов: зимой 1942 г. 15 раз «пешки» возвращались и благополучно приземлялись на аэродроме с остановленным двигателем.

Советские бомбардировщики, штурмовики, истребители с реактивными снарядами и небольшими бомбами под крыльями главным образом атаковали ДОТы, ДЗОТы, позиции артиллерии неприятеля западнее и южнее Ржева. Но, как отмечал командир 46-го моторизованного аэродрома Мигалово (ныне г. Тверь), а три из восьми экипажей ПС-84 ГВФ — даже по три вылета.

Связь с окруженными частями то восстанавливалась, то терялась. По указанию генерала Конева постоянные полеты в штаб 39-й армии выполняли летчики 357-й эскадрильи связи. Командир эскадрильи капитан Л.А. Ильин выделил трех наиболее подготовленных пилотов: мл. лейтенанта А.П. Коваленко, ст. сержанта А.М. Мельникова, лейтенанта А.А. Гупалова. Первый выполнил задание, но на площадке приземления его У-2 уничтожила немецкая артиллерия; летчик вернулся в свое подразделение спустя месяц, второй погиб в бою, лишь третий не только вручил пакет генералу Масленникову, но и благополучно прилетел обратно.

Обстановка не позволяла тяжелым машинам приземляться на оперативных аэродромах 29-й и 39-й армий. По приказу командующего ВВС 39-й армии полковника П.П. Архангельского, этот недостаток компенсировали привлечением к транспортировке одномоторных У-2 и Р-5 из состава ВВС Калининского фронта. В частности, начали летать с аэродрома Старицы летчики 708-го ап, отдельные машины которых имели специальные подкрыльевые гондолы.

Но наибольшая нагрузка легла на плечи авиаторов 2-го авиаполка ГВФ, возглавляемого майором Г.Т. Клуссоном. Всего окруженным войскам фронта в феврале 1942 г. доставили самолетами или сбросили на парашютах 101 т продовольствия, около 10 000 снарядов разного калибра, другое необходимое имущество и снаряжение и вывезли в тыл 432 раненых. Отчасти удалось удовлетворить потребность 29-й армии (ее положение было наиболее тяжелым) в продовольствии, но войскам генерала В.И. Швецова по-прежнему не хватало боеприпасов, особенно зенитных снарядов.

Немецкие источники сообщали об ожесточенных атаках экипажами 8-го авиакорпуса советских войск и отмечали, что «в окружении русские залегли в систему бункеров и окопов старой волжской позиции (имелась в виду линия обороны Красной Армии, подготовленная осенью 1941 г. — Прим, авт.), а также в блиндажах, непробиваемых бомбами из-за сильно промерзшей почвы».

Если в январе с немецкой стороны отмечались чаще всего действия бомбардировщиков и разведчиков Ju88, то в феврале активно вели бои, а также обстреливали наземные части с малых высот истребители и импровизированные штурмовики (Bf109, Bf110 и Hs123). Над советскими войсками появлялись крупные группы пикировщиков Ju87. На головы наших бойцов и командиров наряду с фугасными и осколочными бомбами немцы сбрасывали в те дни также мины и даже связки ручных гранат. Неприятельские летчики, кроме прочего, припятствовали планомерному снабжению окруженных войск.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *