Он остался один из всего расчета

подбитый немецкий танк
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Перевалило за полдень, в редких разводах заголубело небо, в разводы эти иногда косыми лучами прорывалось солнце, и тогда дальний лесок за лугом, откуда неизменно появлялись танки и бежала пехота, вдруг начинал сверкать золотом и багрянцем.

Из всего орудийного расчета в живых остались Газанфар Акперов, заряжающий да Правильный. Перед огневой советских артиллеристов, не считая подбитого гранатами «тигра», густо дымили еще два вражеских танка и в одиночку и кучками лежало несколько десятков убитых гитлеровцев.

Бой длился уже несколько часов, но Акперов не чувствовал усталости.

Пригнувшись у прицела и фиксируя в его перекрестии появлявшиеся танки, Газанфар нажимал правой рукой на рычаг спуска и посылал снаряды в цель. Иногда от грохота и рывков пушки Акперову становилось невмоготу.

Тогда старшего сержанта подменял заряжающий. Отдышавшись и плеснув в лицо водой, Газанфар снова становился к панораме.

В азарте он сам себе командовал «огонь» и рубил воздух рукой.

При отражении очередной атаки Газанфар вдруг увидел, что он остался один. Правильный, которого целый год не брали ни пули, ни осколки снарядов и мин, скорчившись, безмолвно лежал у самой станины. Заряжающий, держа в руках снаряд, с запрокинутой головой, сидел у зарядного ящика.

«И когда это их?» — подумал старший сержант.

Он шагнул было к заряжающему, но тут же за спиной его раздался рокот. Газанфар мгновенно обернулся. По дну лощинки, которая так и осталась неприкрытой, двигался танк. За ним бежала небольшая группа автоматчиков.

«Нашли все-таки лазейку!» — И Газанфар, что с ним никогда не случалось, крепко выругался.

Несколько секунд, показавшихся ему вечностью, он остановившимися глазами смотрел на танк, потом метнулся к орудию, приподнял распорки и, откуда только взялась сила, стал разворачивать пушку дулом к противнику.

— Вот ты, сволочь, откуда! С тыла. Думаешь, пройдешь? Нет! Я тебя сейчас встречу.

Вогнав в казенник снаряд, Газанфар припал к прицелу, в перекрестии которого уже появился верх танковой башни. И вдруг танк пропал. Старший сержант покрутил муфту — танка нигде не было, и вообще словно бы вдруг померк свет, лишь что-то смутно серело у самого ободка панорамной трубки.

Газанфар приподнялся над щитком. На трубке, прижавшись к стеклу, висел поблекший осиновый лист. Старший сержант смахнул его рукой и снова спрятался за щиток. Танк приближался, и уже виден был его скошенный передок, Акперов нащупал рычаг спуска, но в тот же момент за спиной его грохнуло, и одновременно острая нестерпимая боль обожгла грудь.

Газанфар жадно хватил ртом воздух, которого вдруг не хватило легким, и стал медленно заваливаться на спину. Перед глазами его тотчас все поплыло и перекосилось: и ближний осинник, и край зеленого луга, и темное, в голубых ярких разводах, небо.

Потом промелькнула, как бы скособочившись, лощинка с двигавшимися по ней танком и серозелеными фигурками гитлеровцев. На конце танковой пушки вспыхнуло пламя, и опять за спиной Акперова рвануло землю. Газанфара ударило сзади чем-то упругим, он качнулся и, пытаясь удержаться на ногах, судорожно вцепился рукой в рычаг спуска.

Но неодолимая сила все гнула и гнула сержанта к сырой, пахнувшей прелью, земле. Совсем рядом лязгнули гусеницы и раздались лающие голоса немецкой команды. Но Акперов уже не слышал ни скрежета металла, ни чужих ненавистных голосов.

немецкий танк

Он уже был вне жизни, но еще в бою. Еще повелевал им долг солдата, и, повинуясь ему, Газанфар в самый последний миг нажал на рычаг спуска. Прогремел выстрел, и вражеский танк остановился.

Но с этим последним снарядом улетело и дыхание жизни из груди Газанфара. Белорусская земля приняла в себя навеки доблестного сына земли Азери, своим телом преградившего путь вражеской стали…

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
Один комментарий на тему “Он остался один из всего расчета
  1. Боевой расчёт сбежал, а Уразаев Галей, несмотря на то, что вокруг ходили немцы, в одиночку продолжал стрелять по немцам.
    ГШененерал увидел в бинокль и потребовал привести бойца: «Сынок, а ты почему стреляешь, — вокруг тебя уже немцы ходили!» Он: «Миномёт с минами я один унести не мог, все сбежали, да ещё тарелка миномёта примёрзла, все ногти переломал, пока её не отодрал от земли. И унёс!»
    Генерал представил и вручил ему орден!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *