Особо трудный день

День оказался особенно трудным
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Из дока В Таллине  «Гордый» вышел одиннадцатого августа. Командир артиллерийской боевой части был вызван в штаб флота. «Гордому» нарезали сектор обстрела по берегу в случае прорыва немцев в город. Старший лейтенант Дутиков наметил ориентиры для стрельбы, измерил до них расстояние, проинструктировал артиллеристов. Мера эта оказалась своевременной.

Уже двадцать четвертого августа вражеские войска подошли так близко к Таллину, что стоявший на рейде «Гордый» вместе с другими кораблями начал вести по ним огонь. Обстрел наступавших войск не прекращался ни днем, ни ночью. На артиллеристах не просыхали тельняшки. У заряжающих от усталости ныли руки, не разгибались спины, но они обрушивали на фашистские войска все новые и новые снаряды. По кораблям били фашистские батареи. «Гордый» маневрировал по рейду, менял позиции, но огня не прекращал.

Двадцать пятого августа день оказался особенно трудным. Хотя весело светило солнце и свежий ветерок с моря приносил приятную прохладу, экипаж «Гордого» это не радовало. Фашистская авиация беспрерывно бомбила маневрировавшие на рейде корабли. По ним стреляла полевая фашистская артиллерия с занятого полуострова Вимси.

Артиллерия и самолеты противника особенно настойчиво охотились за крейсером «Киров». Его могучий главный калибр доставлял фашистам большие неприятности на суше, а зенитные орудия и автоматы не давали возможности фашистским стервятникам приближаться к кораблям.

Во второй половине дня артиллерия противника сосредоточила на крейсере основную силу огня. Один снаряд попал в корму, вызвав небольшой пожар. Катера- дымзавесчики сноровисто побежали вдоль побережья, поставили завесу, чтобы прикрыть «Киров». Но усиливавшийся ветер быстро растрепал дым, прижал к воде. На глазах у противника и под его огнем экипаж боролся с пожаром, отвечал на залпы противника. Фашистских орудий на берегу было больше, сверху на крейсер нападала авиация.

Не было никакой гарантии в том, что очередной снаряд или бомба не угодят в корабль. Это грозило катастрофой. Ефет, наверное, раньше других командиров оценил сложность создавшейся ситуации. Его черные с грустинкой глаза словно ожили, загорелись боевым азартом. Он сделал несколько быстрых шагов по мостику, осмотрелся по сторонам и дерзкая, отчаянная мысль родилась в голове смелого командира.

— Поднять сигнал «Прошу не мешать моим действиям»! — крикнул он сигнальщикам.

— Есть поднять сигнал,— ответил сверхсрочник Павел Иванов и метнулся к фалам.

День оказался особенно трудным

— Боевая тревога! Корабль к постановке дымзавесы изготовить!

Звонкая трель колоколов громкого боя разнеслась над палубой, влетела в душные помещения нижних боевых постов. И пока краснофлотцы готовили оружие к бою, Ефет наставлял штурмана Лященко и рулевого Лагутина:

— Держать вдоль побережья, как можно ближе. Следить за глубинами.

— Есть! — ответил по переговорной трубе Лященко.

— Кормовой химпост к постановке дымзавесы готов,— доложил старшина второй статьи Емельяненко.

Он хлопотал у дымовых шашек, расположенных на самом кормовом срезе. А у боевого поста постановки дымзавес уже распоряжался расторопный котельный машинист Николай Федоров. Надев телефонные наушники, Федоров ждал начала постановки дымзавесы.

— Полный ход! — скомандовал Ефет.

На большой скорости на виду у противника «Гордый» направился к берегу и устремился вдоль его изгиба. Фашисты открыли по кораблю шквальный огонь из минометов и пулеметов. Пули и осколки начали свистеть над палубой, стучали о корабельный металл.

— Командиру БЧ-Н подавить огонь противника! — приказал Ефет.

Артиллеристы и пулеметчики только и ждали этой команды. Иван Прядко и Николай Федяшин прямой на-водкой ударили по берегу из сорока пяти миллиметровых орудий, пулеметчики Григорий Черный и Николай Басов строчили из скорострельных пулеметов.

Когда корабль вышел под ветер, старпом Красницкий подал команду «Дым». Николай Федоров увеличил поступление в котлы мазута, и из трубы эсминца вы-рвался сплошной столб копоти. На небольшую высоту она поднималась к небу, а затем плавно стелилась над рейдом, скрывая от противника крейсер и другие корабли. А внизу, над самой водой, за эсминцем тянулся плотный шлейф серо-желтого дыма от нескольких дымовых шашек, зажженных химиком Емельяненко.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *