Остановить немецко-фашистские части

Прицельный огонь был весьма эффективным. Он серьезно досаждал гитлеровцам. Как только из окон начинали бить наши пушки, им тотчас отвечала артиллерия врага. Здание обстреливали из 155-миллиметровых орудий
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

К исходу дня дивизия заняла новый рубеж: от перекрестка Ропшинского шоссе с железной дорогой до деревни Знаменка. С рассветом развернулись бои за Петродворец и парки Михайловский и Александрии. Целый день 62-й и 204-й полки отбивали неприятельские атаки у станции Новый Петергоф и на окраине Петродворца, 98-й полк и бригада морских пехотинцев — на подступах к паркам. Схватки здесь были такими же жаркими, как у Стрельны.

Впереди фашистской пехоты двигались танки. Полковые батареи, а также орудия приданного противотанкового дивизиона били по вражеским машинам прямой наводкой.

У станции Новый Петергоф подбили три танка, еще один уничтожили в парке противотанковой гранатой. К сожалению, снаряды приходилось экономить — все острее ощущался их недостаток. Помогали бронепоезд и особенно батареи Кронштадта, корабельная артиллерия. Всем вместе удавалось до 22 сентября сдерживать непрерывно атаковавшего врага. Но 22-го гитлеровские автоматчики пробились на станцию, и снова пришлось отступить.

Дивизия отошла в район Большого дворца и Нижнего парка. Но время было выиграно. Успели завершить эвакуацию документов партийных и советских органов, произведений искусства. Штаб дивизии разместился в здании Биологического института, в Старом Петергофе развернули медсанбат.

С утра 23 сентября борьба за Петродворец развернулась с ноной силой: 62-й и 204-й полки удерживали Большой дворец, 98-й полк и бригада морской пехоты— Нижний парк. Две атаки противника, утром и в полдень, были отбиты. Гитлеровцам поначалу удалось захватить Нижний дворец, но моряки контратакой выбили их.

Людей оставалось очень мало. В 62-м полку — около 180 человек. Его командир капитан А. Н. Воробьев и комиссар В. П. Херасков водили в контратаку стрелковые роты, которые по численности не превышали взвода. В ожесточенных боях за Большой дворец, в схватке у Большого каскада капитан Воробьев был ранен штыком в живот.

Бойцы вынесли его из боя, спустили в подвал, где размещался полковой медпункт, но спустя несколько минут комполка скончался. Командование принял его заместитель старший лейтенант А. Торопов, но и он вскоре был смертельно ранен. Погиб командир батальона капитан Васильев. Полком стал командовать старший лейтенант М. Степин.

В разгар боя на помощь подоспели три танка КВ. Два поднялись в Верхний парк, третий остался в Нижнем. В это время на участок полка вышли два фашистских танка. Столкновения с нашим КВ они не выдержали, повернули вспять. Им не дали уйти. Один из них подбили гранатой автоматчики Николай Уваров и Сергей Емельянов. Другой зажег метким выстрелом из пушки лейтенант Е. Мухин.

Прицельный огонь был весьма эффективным. Он серьезно досаждал гитлеровцам. Как только из окон начинали бить наши пушки, им тотчас отвечала артиллерия врага. Здание обстреливали из 155-миллиметровых орудий

То и дело возникали рукопашные. Снова отличились саперы взвода Овсянникова. Евгений Филиппов и Семен Двойненко вместе со своим командиром уничтожили отделение фашистов. Группу, в которую входили уже знакомые нам автоматчики Уваров, Емельянов, лейтенант Юдин и сотрудник особого отдела старший лейтенант А. Д. Терентьев, атаковали гитлеровцы. Отбиваясь штыками и гранатами, группа уничтожила около десятка гитлеровцев. Николай Уваров в этой схватке был смертельно ранен.

Погибших в том бою Воробьева, Торопова, Васильева и Уварова похоронили напротив церкви у дороги в Мартышкино.

Были ранены командиры двух других полков: 98-го — полковник Бородкин, 204-го — капитан Ефремов. 23 сентября дивизия оставила Петродворец. Сильно поредевшие полки отошли на удобный для обороны рубеж — на Троицкий ручей. Мосты через него были уничтожены. Взрыв Нижнего моста у Ораниенбаумского спуска осуществили сапер 62-го полка сержант Е. Филиппов и артиллерист младший лейтенант И. Хоменко.

Филиппов с ответственного и опасного задания не вернулся, был убит, но танкам врага путь закрыл. Предпринятая противником на следующий день атака пехоты с танками на этом рубеже была отбита. Отличился помощник начальника политотдела дивизии по комсомолу старший политрук А. М. Назаров. Когда гитлеровцы приблизились к зданию гранильной фабрики (теперь объединение «Петродворцовый часовой завод»), Назаров из станкового пулемета расстрелял до взвода их автоматчиков.

На этом рубеже обескровленные немецко-фашистские части были остановлены окончательно.

Для прикрытия дороги на Ораниенбаум выдвинули артиллерийские батареи, в том числе и нашу. Мой взвод закрепился возле взорванного моста через овраг у гранильной фабрики, а взвод лейтенанта Кислюка— южнее Ораниенбаумского шоссе. Мы заняли позиции у церкви, на колокольне которой разместился наблюдательный пункт. Отсюда хорошо просматривались подступы к мосту и оврагу. Сюда перенесли 30-й артполк, батареи береговой артиллерии Кронштадта.

Орудия замаскировали за домами, а затем выкатывали их на открытые позиции для стрельбы по выявленным пулеметным точкам врага пли по бронемашинам и танкам, подходившим к Троицкому ручью.

После первых, не всегда удачных боев понемногу стал приходить опыт. Бойцы мужали, действовали все более уверенно, проявляли инициативу, сметку. Однажды из окна здания, где разместился командный пункт полка, обнаружили скопление противника за железной дорогой. На руках втащили пушку на лестничную площадке и прямой наводкой расстреляли гитлеровцев через окно.

Борьба на нашем участке фронта все более переходила из маневренной в позиционную. Дивизия, которой после генерал-майора М. П. Духанова стал командовать полковник П. Д. Романцов, получила для обороны полосу от Английских прудов до залива. Соединение пополнили людьми, усилили танковым полком подполковника Давыдова. Все шесть танков, которыми располагал полк, хорошо окопали, превратив в неподвижные огневые точки на вероятных направлениях наступления врага.

Пехота вскоре оборудовала позиции окопами и траншеями, связала их ходами сообщения. Передний край саперы прикрыли минными полями и проволочными заграждениями. Противник непрерывно обстреливал нас, мешая укреплять оборону. Мы в свою очередь вели огонь по его окопам и траншеям.

В начале октября наша дивизия и ее сосед слева — 11-я дивизия участвовали в наступлении 8-й армии, имевшем целью восстановить прямую связь с Ленинградом. 204-й полк наступал па Петродворец, нанося удар вдоль залива, 62-й — вдоль Ораниенбаумского шоссе.

Наш взвод усиливал 204-й полк, который удерживал одно из зданий гранильной фабрики. Мы на лямках перетащили орудия на восточный склон оврага, поставили их у этого здания. Из его окон были отлично видны остальная территория фабрики, занятая гитлеровцами, и ближайшие их тылы. И мы снова повторили уже знакомый маневр: по приказу командира батареи А. И. Звездина подняли одно орудие на второй этаж. Через разбитые окна, словно из амбразуры дота, стали поражать цели на переднем крае фашистов, мешать им маневрировать резервами. Немного погодя на второй этаж подняли еще две 76-миллиметровые пушки.

Прицельный огонь был весьма эффективным. Он серьезно досаждал гитлеровцам. Как только из окон начинали бить наши пушки, им тотчас отвечала артиллерия врага. Здание обстреливали из 155-миллиметровых орудий, минометов и даже бомбили. Во время одного из таких обстрелов А. И. Звездина ранило, но он оставался в строю. Храброго, знающего, умелого командира вскоре назначили начальником штаба полка, а позднее— штаба дивизии. Он погиб в 1943 году на Карельском перешейке. Командиром батареи назначили меня.

Октябрьское наступление 1941 года не удалось: не было необходимого артиллерийского обеспечения, а авиационное вообще отсутствовало. Но наступление доказало прочность, жизнеспособность Ораниенбаумского плацдарма, вынудило фашистское командование усилить свою стрельнинско-петергофскую группировку за счет войск, взятых из-под Ленинграда, держать здесь в боевой готовности значительные силы.

Об октябрьских боях напечатала несколько корреспонденций газета «На страже Родины». В номере от 12 октября 1941 года было написано и о нашем взводе: «Расчеты этих орудий уничтожили 4 огневые точки и много живой силы противника. Особо умело и отважно действовали командир взвода Агеев, командир орудия Мишкин и красноармейцы Смоляков и Честноков». А. Честноков дошел до Берлина и участвовал в Параде Победы в незабываемом 1945-м. Я бы хотел назвать и других мужественных и самоотверженных батарейцев: красноармейца Ипатьева, командира орудия Бурдина, орудийных мастеров И. Генкина и Д. Староверова, командиров взвода управления лейтенанта Боброва, взвода боевого питания лейтенанта Королева.

Сентябрьско-октябрьские бои за Володарский, Стрельну и Петергоф были необычайно тяжелыми. Бойцы и командиры 204-го полка сражались отважно, отстаивая каждую пядь советской земли. Враг был остановлен на рубежах Ораниенбаумского плацдарма. Через два года с этих рубежей начался разгром немецко-фашистских войск под Ленинградом.

В середине октября 1941 года 10-я дивизия передала свой рубеж обороны частям 48-й дивизии и была переброшена па другой участок Ленинградского фронта — вод Невскую Дубровку, Закончила она войну в Курляндии.

На Памятных досках мемориала «Приморский» значится немало имен воинов дивизии, отдавших жизни на Петергофских рубежах осенью 1941 года. Ветераны соединения ежегодно в канун Дня Победы собираются в 421-й школе Петродворцового района, чтобы вспомнить однополчан, не вернувшихся с войны, рассказать юным о славных делах дивизии.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *