Оставалось очистить последние километры Советской земли

наступление советских войск
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 1,50 из 5)
Загрузка...

Наступил 1944 год — год полного изгнания немецко-фашистских захватчиков с Советской земли и начала освобождения народов Европы из-под ига германского фашизма.

Советские воины понимали значение возложенных на них задач. Поэтому, успешно закончив осеннее наступление 1943 года, анализируя и изучая опыт минувших лет войны, они настойчиво готовились к новым сражениям. И это не замедлило сказаться в зимне-весенних боях. Войска Советской Армии по всему фронту громили гитлеровцев, освобождали город за городом от оккупантов и приближали час, когда последний фашистский солдат будет вышвырнут с Советской земли. И хотя германская промышленность стремилась наращивать выпуск военной продукции, правящие классы Германии убеждались в неотвратимой катастрофе. Об этом говорили блестящие успехи Советской Армии, рост сил сопротивления и национально-освободительного движения во многих европейских странах.

В конце июня 1944 года войска 11-го гвардейского Прикарпатского танкового корпуса начали стремительные боевые действия из района юго-западнее Луцка против немецко-фашистской группировки «Северная Украина». Уже в первые дни советские танкисты во взаимодействии со стрелковыми и другими частями 13-й армии сбили гитлеровцев с занимаемых рубежей и стали теснить их на территорию Польши. Для зачистки Советской земли оставались считанные километры. Но на пути встала серьезная водная преграда — Западный Буг. Подходы к реке были заболочены, форсирование ее затруднялось не только для танков, но и для пехоты. Теперь все зависело от саперов. В штаб корпуса вызвали командира 134-го отдельного гвардейского саперного батальона капитана И. А. Бирюкова.

— Темп наступления корпуса начинает снижаться, — обратился к нему заместитель начальника штаба. — Необходимо немедленно приступить к наведению переправ, особенно на участке наступления 40-й гвардейской танковой бригады.

Он определил наиболее подходящие места для переправ, уточнил время и потребовал принять все меры для того, чтобы обеспечить успешное, безостановочное продвижение танкистов. Раздумывать было некогда. По пути в расположение батальона гвардии капитан Бирюков принял решение: для выполнения задания поднять первую роту, которая не раз выручала в самые напряженные дни боев.

— Вызовите капитана Бродина, — приказал он посыльному, приблизившись к штабной машине. Стоял жаркий июльский день. В воздухе проносились снаряды, заглушая треск пулеметов. Командир роты и сам знал, что для него, да и для всего личного состава, наступает самое ответственное время, так как на фронте наступления корпуса местность была труднопроходимой для танков. Выслушав указания командира батальона о том, что рота включается в отряд обеспечения движения, В. Г. Бродин уточнил место пребывания штаба 40-й танковой бригады, обозначил на карте предполагаемый маршрут движения и направился на позиции, занимаемые ротой.

К вечеру 17 июля, оставив два танка на непроходимой дороге у деревни Переспа, бригада вынуждена была приостановить свое продвижение. Каких-нибудь полкилометра, а преодолеть или обойти болото было невозможно. И тут пришли на помощь саперы. Они стали прокладывать дорогу.

Завидную смелость и находчивость в наведении переправы проявил гвардии ефрейтор 3. Н. Ахметзянов. Для того чтобы деревянные балки, по которым должны катиться гусеницы танка, не вдавливались в грунт, он предложил на избранном участке сделать сплошной настил, особенно в наиболее топком месте. Хотя это удлиняло время подготовки переправы, зато надежность ее возрастала. Под разрывами вражеских снарядов и мин он вместе с бойцами взвода в течение двух часов навел переправу и обеспечил быстрое продвижение танковой колонны.

Немцы не ожидали такого поворота. Советские танки совместно с пехотой оттеснили гитлеровцев и затем подошли к Западному Бугу. Необходимо было в короткий срок навести переправу и не дать гитлеровцам закрепиться. Командованием было принято решение форсировать реку на участке между деревнями Потужинка, Вулька и Добрачин. В ночь на 19 июля Ахметзянов, уже немолодой (47-летний), невзирая на немецкие осветительные ракеты, переплыл реку, обследовал противоположный берег, выбрал наиболее удобное место для переправы и вернулся. Это облегчило задачу для саперов.

форсирование реки

Всю ночь и следующий день под непрерывным артиллерийским и минометным огнем, под бомбежкой вражеской авиации, почти не вылезая из воды, наводил переправу коммунист Ахметзянов. Находящиеся с ним бойцы поражались его настойчивости и спокойствию. Даже тогда, когда рядом с опорами разорвалась фашистская бомба, которая подняла водяной столб и вывела из строя нескольких бойцов, Зайнетдин Низамутдинович спокойно продолжал забивать сваи. Особенно тяжело пришлось работать днем. Гитлеровцы ни на минуту не прекращали обстрела. Дважды им удавалось угодить миной прямо в закрепленные поперечины. Но Ахметзянов так же спокойно возвращался к ним и продолжал работу.

К вечеру 19 июля несколько машин с минометами и танки с орудиями перебрались на западный берег реки. Тут же под огнем противника на лодках и плотах, а также через возведенный мост переправилась пехота. Завязались ожесточенные бои за плацдарм. Воспользовавшись тем, что противник был скован действиями против передовых советских частей, командование корпуса начало переправлять танки. Успех операции был предрешен.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *