От Краснограда до Днепра

советские войска вов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

В середине сентября, когда советские войска развивали успешное наступление на всей полосе от Донбасса до Белоруссии, положение немецко-фашистских оккупантов крайне обострилось. Немецкое командование даже и не пыталось удержать за собой районы и области, расположенные по эту сторону Днепра. Теперь оно было озабочено, тем, как бы уйти от нависшей угрозы полного разгрома своих войск на Украине. Первое, что она решили предпринять, — это скорее отвести свои части за Днепр. Второе, успеть закрепиться на западном берегу и остановить победное шествие советских войск по всей линии течения реки.

15 сентября Манштейн отдал приказ об отводе основных сил армии «Юг» за реки Днепр и Молочная. Видимо, поэтому в промежутке от Краснограда до Днепра нам встречались лишь арьергардные части противника, которых поддерживали небольшие танковые группы и по нескольку самолетов. Правда, на участке Канаво — Бринково противник попытался было организовать контратаку. Но не успели мы ударить по флангам, как немцы, побросав все, повернули оглобли на запад.

Началась осенняя непогода. Она, если и не остановила наступления, все же значительно затруднила продвижение войск. С севера подул холодный, порывистый ветер. Над головой нависли тяжелые лохмотья туч. И пошел, заморосил мелкий дождь, Нудный, долгий, пронизывающий до костей. На полосе корпуса хотя бы одну шоссейную дорогу! Нет дорог… А по проселкам, казалось, ни пройти, ни проехать. Все превратилось в грязевое месиво. Завязли автомашины, пушки, обозы.

Тем не менее колонны шаг за шагом двигались вперед. Почти весь личный состав корпуса превратился в тягловую силу. И тут разбора не было: солдат ли ты, офицер или генерал. Давай, подхватывай! Раз-два, взяли… И на плечах, можно сказать, выносили завязшие по кузов машины. Иначе нельзя. Остановишься — упустишь время. Упустишь время — уйдет из рук инициатива.

Во главе колонны 81-й дивизии в те дни шел сам командующий армией М. С. Шумилов. Я находился при 72-й дивизии. Дождь шел два дня и две ночи. А как только рассеялись тучи, на горизонте показались немецкие бомбардировщики. Понять наше положение, наверное, нетрудно. Генералы Шумилов и Морозов в это время, утопая в грязи, вместе со всеми вытаскивали завязшие пушки. Они и не заметили (видимо, из-за напряженного воя тягачей), как на колонну налетели 12 немецких бомбардировщиков и уже начали метать бомбы. Люди бросаются врассыпную, Шумилов успевает прыгнуть в придорожную канаву, но в Морозова попадает осколок.

Получив об этом сообщение, я отправился в 81-ю дивизию. Неожиданный воздушный налет расстроил порядки колонны. Кое-что было разбито, многие ранены. К счастью, зенитчики и артиллеристы сумели быстро развернуть орудия и отогнать самолеты. Своевременно подоспела и наша авиация. Стервятники больше не показывались.

Командарм приказал отправить раненого Морозова в тыл. Однако командир дивизии чуть ли не умолял нас оставить его в строю.

— Рана пустяковая. Вот переброшу своих гвардейцев за Днепр, а там, глядишь, она сама собой заживет.

Можно было понять генерала. Оставить дивизию в такой ответственный момент, когда до Днепра уже рукой подать, — на это не мог пойти советский командир. Мы дали согласие его оставить. Но через день, когда Морозов все-таки вывел дивизию к берегу реки, он вынужден был подчиниться решению Военного совета. Его отправили в госпиталь. Там он пролежал три месяца. Отсюда и видно, что рана Морозова была «пустяковая».

застрявшая машина вов

Путь от Краснограда до Днепра — это не только преследование противника, но период одновременной подготовки к форсированию реки. Всем дивизиям было поручено собрать подручные средства переправы. Поэтому никто не удивлялся тому, что в кузовах автомашин, на обозах наряду с боеприпасами и продовольствием находились старые бочки, лодки, выставленные двери и просто бревна. Все это впоследствии очень пригодилось солдату на реке.

Определились отдельные группы, которым предстояло первыми пересечь Днепр. Их ядро составили лучшие бойцы. Подбирались кандидаты парторгов и комсоргов на случай, если их товарищи выйдут из строя. Во всех подразделениях проводились партийные и комсомольские собрания. Бывалые солдаты и офицеры делились опытом. Рассказывали о способах переправы через реки, как и что можно при этом использовать. Дивизионные газеты рассказывали об опыте предшествующих операций. Каждому солдату была вручена специальная памятка. Словом, велась кропотливая, порой неприметная, но очень нужная работа. И думается, все это впоследствии сыграло свою роль.

В три часа дня 24 сентября радисты оперативной группы сообщили, что все части корпуса вышли на исходные рубежи вдоль Днепра. Перед этим они освободили еще несколько населенных пунктов Днепропетровской области: Новый Орлик, Крамаровку, Старый Орлик и другие. В результате гвардейцы выручили из неволи более тысячи согнанных сюда советских людей и отбили у захватчиков несколько стад коров.

Через двадцать минут после радиограммы я уже был в поселке Новый Орлик и с пригорка любовался раздольной и могучей рекой.

Вот он, легендарный Днепр! Река, лирический образ которой воплощен мастерами художественного слова, чья красота воспета народом. Полноводная, великая река Украины, дорогая и близкая всему советскому народу. На мгновение были забыты и грохот пушек, и усталость долгого похода, и предстоящая трудная переправа. Обнажили головы и молчали, глядя на раскинувшуюся перед нами зеркальную гладь, блестящую под солнцем. Красота — глаз не отведешь!

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *