От санинструктора до медсестры и исповедь врача

От санинструктора до медсестры
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Восемнадцатилетней девчонкой пошла я на войну.

В конце августа мы, несколько девушек, ночью в потоке беженцев уходили для рытья окопов, со станции Александровская. Вернувшись в Ленинград, пошли в Василеостровский райком комсомола.

Но секретарь райкома сказал, что до фронта мы не доросли, а вот в госпиталь, который прибывает, нужны сандружинницы. В начале сентября в райкоме нас встретил начальник административно-хозяйственной части хирургического полевого подвижного госпиталя N 187 23-й армии В.М. Хизак.

В беседе с ним я сказала, что закончила краткосрочные курсы Красного Креста по оказанию первой помощи. Это решило судьбу моего зачисления.

Через день я сдала паспорт и получила свою первую увольнительную.

В конце сентября мы торжественно приняли присягу, получили красноармейские книжки. Я и сейчас ее храню. Там значит моя военная учетная специальность — санинструктор.

В госпитале была составлена небольшая группа сандружинники, из которых специалисты готовили палатных медсестер. В этой группе была и я. Через какое-то время у нас приняли экзамены и допустили к работе.

Занималась я еще самодеятельностью.

От санинструктора до медсестры

До войны посещала театральную студию и очень любила театр, поэтому в госпитале я с удовольствием готовила концерты. И когда для Пушкинского вечера нам понадобились костюмы, то пошла пешком в костюмерные города и, получив там нужное, с мешком на плечах притащила их в госпиталь. Такие вечера мы проводили в эвакогоспитале: Съездовской линии.

Суровыми блокадными зимами в нашем госпитале работал водопровод, грели батареи и действовала канализация. Мы мне потрудились для этого.

Начальник госпиталя С.С. Поггенполь комиссар А.И. Душкин были прекрасными организаторами. Они сумели сплотить коллектив, искусно управлять им без громких слов. Своим добросовестным отношением к порученному делу, человеческим отношением и пониманием нужд сотрудников и воинов они вдохновляли нас на работу. (Нина Дмитриевна Васильева (Марковская)

25 июля 1941 г. по повестке явилась я в военкомат. Я, конечно, понимала, с какой целью меня вызывают, но теплилась надежда, что не разлучат с дочкой, которой было тогда три с половиной годика. Я знала о постановлении, запрещавшим мобилизацию в армию женщин, имеющих детей в возрасте до 5 лет. Об этом я робко напомнила принимавшему меня в военкомате майору. Но он твердо сказал: «Война, надо!».

В Горздраве меня направили в госпиталь N 2015, располагавшийся на улице Восстания, 8.

Коллектив принял хорошо. Я организовала работу зубоврачебного кабинета. А 2 августа, всего через педелю после призыва, меня вызвал к себе комиссар госпиталя Василий Павлович Попов. Войдя к нему и увидев его взволнованным и бледным, я поняла, что случилось что-то плохое. Сердце подсказывало — беда с моей дочерью. Василий Павлович, отводя взгляд в сторону, сказал, что она тяжело заболела. В сопровождении нянечки я поехала в институт Пастера и там узнала о трагической гибели дочери.

Спасибо коллективу госпиталя, он помог при похоронах, а потом морально поддержал меня.

Особенно внимательна была Анна Исааковна Залькиндсон. Отвлекая меня от грустных мыслей, она поручала писать по ночам истории болезни раненых. Я сама, дабы заглушить боль, бралась за любую работу. После окончательной работы в зубоврачебном кабинете я шла в приемный покой, освоила технику наложения гипсовых повязок, дежурила по госпиталю, ассистировала при операциях. Особенно часто ассистировала врачу Галине Абрамовне Кассарьянц, контингент больных который был особенно тяжел.

Свою работу зубного врача я очень любила. Я видела результаты своего труда тут же, в зубоврачебном кресле. Мое теплое, участливое отношение к раненым находило отклик: меня называл «доченькой», рассказывали о своих семьях, показывали фотографии детей.

До сих пор ценю дружбу персонала бывшего госпиталя.

Мы ежегодно встречаемся 9 мая в 6 часов вечера. И я, если в состоянии, хотя бы с палочкой передвигаться, обязательно прихожу. Они дают мне силы жить, помогают пережить все мои прошлые и настоящие невзгоды. Война сделала меня одинокой. Свою любовь к детям я раздел ла с сиротами, которые остались после войны без родителей, помогала им материально и морально (Фаина Ильинична Теллер)

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *