Отбить целый батальон фашистов

Орудийный расчет возле пушки ВОВ

11Это было 7 февраля 1942 года в районе деревни Теремец-Курляндский.

В первых числах февраля 1942 года разгорелись ожесточенные, многомесячные, изнурительные бои за Ольховкэд и Сенную Кересть.

Ольховка — это небольшая деревня, затерявшаяся среди лесов и болот. Она стояла на острие наступающих гвардейцев. Со взятием ее открывался путь на Любань, где планировалось соединение с войсками Ленинградского фронта и снятие блокады.

Большим препятствием для наших гвардейцев стала открытая местность перед Ольховкой. На небольшую полянку немец обрушивал шквал огня из всех видов оружия! Но гвардейцы прошли сквозь этот огонь. Здесь погиб комиссар 3-го батальона Супрун.

Самая узкая горловина в районе Мясного Бора под нажимом немцев стала опасно сжиматься. Обеспечения действующих в прорыве частей практически прекратилось! Паек уменьшился до крайности. Даже конина стала деликатесом. Убитые лошади оказались под снегом. Для добычи конины создали специальные команды с лопатами и топорами.

Совсем плохо стало с фуражом. В полку было около 200 лошадей. Попробовали кормить березовыми ветками, не помогло. Начался падеж. Мясо не пропадало, но кто орудия потащит? Наступили тяжкие дни.

Февраль 1942 года выдался метельным, а это добавляло забот. Приходилось постоянно проделывать ходы в сугробах. Сверху они, наверное, смотрелись как паутина. Любоваться нашими узорами было кому — с раннего утра над головами постоянно висел немецкий самолет-разведчик «хейнкель», или «костыль», как его прозвали. Если он тебя заметил, жди бомбардировщиков или артналет. Кстати, постепенно научились определять направление полета снаряда.

Свое 28-летие лейтенант Березин встретил на дежурстве, на ПНП полка. Возвращаюсь с дежурства — встречают меня Володя Раевский, Иван Карапунов, Саша Дьяченко. Нашлось по 100 граммов и жареная конина. Хлеба не было, ну да это уже роскошь. Поздравили меня ребята, вручили полпачки махорки, что было самым в то время дорогим подарком. На завтра утром меня вызывает начальник штаба полка майор Минченок и поздравляет с присвоением звания старшего лейтенанта.Офицер и 2 солдата возле землянки ВОВ

К началу марта в землянке стала появляться вода. Изобретали всякие отводы и с тревогой думали о паводке. Что будем делать?

Срочный вызов к комполка. Сообщили, что на КП дивизии просочились немецкие лыжники, идет бой. Помощник комполка по тылу капитан Писанко просит срочно передислоцировать тылы полка. Приказано взять взвод автоматчиков и отправиться на помощь к Писанко. Козыряю и бегу.

Навстречу сам Писанко:

— Лейтенант, немцы прут!!!

— Где, сколько? — спрашиваю.

— Батальон! — И сразу приказывает запрягать повозки.

— Отставить, — говорю, — товарищ капитан. Приказ комполка стоять, отбиваться.

Как позднее выявилось, на КП дивизии действительно просочились немецкие лыжники, но легенда о батальоне была придумана командиром 3-го дивизиона майором Куликовым, нашим юмористом.

Дело было так.

Звонит Куликов Писанко и просит прислать табаку. Тот начал клясться, что ничего нет. Вот Куликов и крикнул сгоряча: «Сейчас все побросаешь, на тебя батальон немцев прет!» Надо сказать, что в той обстановке это было вполне возможно. Шутка, правда, тяжеловата. Но с тех пор постоянно подтрунивали: «Отбил целый батальон!» А отряд фашистских лыжников был окружен и уничтожен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *