Отступление еще не поражение

оборона Брестской крепости

Брестская крепость первой приняла удар фашистских полчищ, но крепость это всего лишь камни, песок и бетон.  Люди, вот душа и сердце крепости, они и встали на защиту нашей Родины.

Нелегкий путь прошел один из защитников Брестской крепости Мосейчук Александр Васильевич. До войны он служил в 333-м полку, расквартированном в Брестской крепости. 21 июня вернулся в крепость из командировки. Едва заснул, как загрохотали взрывы.

Сначала никто не понимал что происходит. Старшина Мосейчук быстро спустился в подвальное помещение, куда накапливались люди. Большинство пришло безоружными. Прибежал лейтенант-пограничник и объявил: «Война! Быстро всем вооружиться и отражать атаки немцев!»

Кинулись к складам, но они были закрыты массивными замками. Попытались взорвать гранатой— неудачно. Тогда кто-то догадался, что немцы обстреляли склад со стороны Буга. Там должны быть пробоины. Прибежал комендант 333-го полка старший лейтенант Потапов и организовал группу.

С риском для жизни группа добыла оружие. Вооружившись винтовками, ручными пулеметами и гранатами, Потапов организовал оборону. До обеда отражали натиск гитлеровцев, не допуская их переправу через реку. К обеду к ним прибыли отступающие пограничники. Нужна была связь с другими группами обороняющихся советских войск.

Рядом в доме инженерных войск шла усиленная перестрелка. Потапов вызвал желающих пойти на связь. Мосейчук ответил, что он готов, вышел из здания, казармы и пополз. Около церкви почувствовал удар в голову. Схватился рукой за ушибленное место, рука была окровавлена. Вернулся в помещение, где ему сделали перевязку.

Так получилось, что в суматохе первых минут боя никто не обратил внимание на клуб, стоящий в центре Цитадели, а немецкие автоматчики сразу поняли выгодное положение этого здания и заняли его. Теперь они могли обстреливать наших солдат с тыла.

Под их пулями полегло уже много наших воинов. Был ранен Мосейчук. Принятыми мерами группа автоматчиков, засевшая в церкви, была окружена. Тщетно взывала она о помощи через свою радиостанцию. Советские воины комиссара Фомина и стрелки 333-го полка окружили и одновременно атаковали группу фашистов и полностью уничтожили её!

Брестская крепость

Как враг ни старался в первый день боев  не смог захватить крепость, кроме того он потерял половину состава своих штурмовых групп. Поэтому чередовал свои атаки массированными артиллерийско-минометными и бомбовыми ударами. Снаряды и бомбы буквально перепахивали землю.

На второй день у бойцов 333-го полка боеприпасы были на исходе. Бойцов выручил мальчишка из музыкального взвода, которого звали Петя Клыпа. Мосейчук и раньше видел этого юркого мальчишку, лет тринадцати-четырнадцати. В ладно сшитой военной форме, с офицерским ремнем и портупеей через плечо, он выглядел как заправский военный.

Несмотря на свой юный возраст, Петя был назначен связным Старшего лейтенанта Потапова. Задача, стоявшая перед Петей была архиважная, он юрко пролезал в подвалы и полуразрушенные здания, выполняя поручения командира. В одной из своих многочисленных вылазок он нашел склад боеприпасов, эти патроны помогли бойцам выстоять еще много дней.

Еще вчера Петя Клыпа был обычным тринадцатилетним подросток, а сегодня он как истинный разведчик-диверсант карабкался по разрушенным останкам санитарной части. Он рисковал жизнью не ради себя, а ради раненных солдат, которым нужны были перевязочные материалы. Откопав из-под развалин бинты, лекарства, и другие средства первой помощи он доставил их в подвалы казарм.

На второй и третий день бои не утихали, а еще более ожесточались. Площади и подступы к казармам были усеяны трупами в серо-зеленых мундирах, но немцы наседали все сильнее.

Бойцы с самого начала боев непоколебимо верили, что вероломный враг будет отброшен, и в самом скором времени к ним придет помощь. Командиры посылали связных, но никто из них не возвращался. Тогда Потапов обратился к старшине Мосейчуку:

— Идти можешь?

— Могу,— ответил старшина.

— Тогда попробуй пробраться к своим. Они должны быть недалеко. В крайнем случае около Кобрина. Скажи, что крепость сражается в осаде и срочно ждет подкрепления. Сам после выполнения задания отправляйся в госпиталь.

К счастью, Мосейчук нашел на складе водолазный аппарат, состоящий из маски и двух баллонов сжатого воздуха. Он тренировался пользоваться им еще до войны. Одел его и благополучно выбрался через реку.

Стал из кустов оглядываться и заметил группу немцев. Ползком пробрался в рожь, что росла рядом. До ночи отсиделся в ней, а потом двинулся на восток. Наших войск близко не было. По пути встретил несколько солдат и офицера-танкиста. Хотелось есть. Зашли в один из хуторов. Хозяйка радушно встретила, поставила еду. Было двое мужчин в доме, а потом одного не стало, но на это не обратили внимания. Через несколько минут послышался треск мотоциклов. Немцы! Выпрыгнули в окно и убежали в ближний лес.

К своим старшина Мосейчук вышел только около Вязьмы 15 августа 1941 года. Затем сражался в Смоленской и Калужской областях. Лишился ноги. Прошел через госпитали и пересыльные пункты. Началось заражение. Отрезали ногу по коленному суставу, потом выше, потом еще выше. После еще одной ампутации в городе Ижевске пошел на поправку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *