Парижская коммуна 1871 года

Парижская коммуна

Революции 18 марта 1871 года

Приказав изъять в ночь на 18 марта 1871 г. у национальной гвардии ее артиллерию, Тьер думал, что он убивает революцию, но последовавшие события показали, что 18 марта произошла новая, еще небывалая в истории, революция — пролетарская.

На попытку отнять у них оружие парижские рабочие и ремесленники ответили постройкой баррикад, вооруженным сопротивлением и захватом правительственных зданий. Правительство поспешило покинуть Париж и увести в Версаль воинские части, опасаясь, что они перейдут на сторону народа. К вечеру 18 марта власть в Париже оказалась в руках национальной гвардии. Но гвардия не была к этому готова и ее Центральный комитет заявил, что считает себя лишь временным правительством до избрания нового законного правительства — Совета Парижской Коммуны.

Боясь развязать гражданскую войну, ЦК национальной гвардии не принял мер для ареста правительства Тьера и разоружения правительственных войск, позволив им уйти из Парижа и сосредоточить силы контрреволюции в Версале.

Переход власти к Совету Коммуны Парижа

Выборы в Коммуну затянулись до 26 марта, что дало Тьеру возможность подготовиться к борьбе против революционного Парижа.

Коммуна, в которую первоначально было избрано 86 человек, не была однородна по своему социальному составу. После того как 21 делегат, представлявшие буржуазные округа Парижа, вышли из Коммуны, в ее составе оставалось 26 делегатов-рабочих, а остальные делегаты представляли мелких служащих, демократическую интеллигенцию и ремесленников.

Коммунары были неоднородны и по своим политическим взглядам. Среди них были бланкисты (сторонники идей О. Бланки), прудонисты (последователи Прудона ) и неоякобинцы, проповедовавшие идеи 1793 г.

Бланкисты требовали решительных политических мер в борьбе с врагами революции, они ставили своей целью создание коммунистического общества, но не имели четкой экономической программы на ближайшее время. Прудонисты все были решительными противниками политических методов борьбы; левые прудонисты («коллективисты») признавали необходимость общественной собственности на средства производства, а правые яростно защищали принцип неприкосновенности частной собственности. Неоякобинцы занимали промежуточную позицию. Они были готовы идти вместе с бланкистами на баррикады за принципы демократии, за лозунг «Свобода, равенство и братство!», но были враждебны всяким планам экономического переустройства общества и идеям социализма, что сближало их с прудонистами.

Такая пестрота взглядов приводила к тому, что при обсуждении политических вопросов наиболее революционные бланкисты обычно получали поддержку неоякобинцев, но при решении экономических вопросов те же неоякобинцы поддерживали прудонистов. Отсутствие устойчивого революционного большинства в Коммуне чрезвычайно затрудняло решение тех сложнейших задач, которые перед ней стояли, и сказалось на судьбе самой Коммуны.

Создание нового государства

Парижская Коммуна, торжественно начала свое существование  28 марта.

Декрет от 1 апреля покончил с привилегированным положением чиновников  и размер их жалованья был приравнен к оплате труда рабочего. 2 апреля церкви отделили от государства, т.е. о прекращении расходования государственных средств на содержание церкви и духовенства и о переходе имущества религиозных организаций в собственность нации.

Место разрушаемого старого государственного аппарата заняли новые учреждения, принципиально отличные от старых. Армия и полиция теперь не противостояли народу как орудие его угнетения. В формировании государственного аппарата действовал совершенно новый принцип — выборности и ответственности перед избирателями всех должностных лиц и сменяемости их по требованию граждан. Место прежних министерств заняли комиссии под руководством делегатов Коммуны, проводившие в жизнь декреты Коммуны. Другими словами, Коммуна стала и законодательной, и исполнительной властью.

Все это означало, что Коммуна сломала старую государственную машину, подтвердив на практике вывод К. Маркса о том, что пролетариат не может просто приспособить для своих целей государственную машину, как это делала буржуазия в период буржуазных революций, а должен ее разрушить и создать новую, подлинно демократическую власть в интересах всех трудящихся.

Социально-экономическая политика Коммуны

Все другие меры, проведенные Коммуной, также подтверждали, что она была государством трудящихся и на первом месте для нее стояли нужды народа.  Началось безвозмездное возвращение из ломбардов заложенных там вещей первой необходимости, а мелким лавочникам и кустарям была дана рассрочка для уплаты долгов по векселям.

Парижская коммуна

Политика Коммуны в области культуры

В интересах трудящихся проводилась Коммуной и политика в области культуры и просвещения. Коммуна ввела принцип всеобщего обязательного и бесплатного образования, открыв этим двери школ для детей бедноты, и отстранила церковь от школы, придав обучению светский характер. Коммуна начала создавать профессиональные школы и заменяла учителей из духовенства представителями демократической интеллигенции. Одновременно Коммуна уравняла заработную плату учительниц и учителей. Она разрабатывала декреты о развитии сети дошкольных учреждений и др. В труднейших условиях осады Парижа контрреволюционными армиями Версаля, когда не хватало продовольствия и топлива, Коммуна заботилась не только об удовлетворении насущных материальных потребностей граждан, но и об их духовном развитии, открыв им доступ в музеи, театры, библиотеки.

Вся эта титаническая деятельность стала возможной только потому, что Коммуна была подлинно народной властью, тесно связанной с народом. Многочисленные народные клубы, различные организации героических женщин Парижа, окружные комитеты были верными и активными помощниками Коммуны во всей ее деятельности. Только благодаря этому всего за 72 дня своего существования (включая и период деятельности ЦК национальной гвардии) и в чрезвычайно напряженной обстановке Коммуна смогла сделать так много.

Борьба Коммуны с контрреволюцией

Львиную долю своих сил, внимания и энергии делегаты Коммуны вынуждены были сосредоточивать на организации отпора силам контрреволюции. А эти силы были немалыми. 18 марта Тьер бежал из Парижа с небольшим войском, но скоро, заручившись согласием немецкого военного командования, он сконцентрировал под стенами Парижа 130-тысячную хорошо вооруженную армию. И на этот раз национальные интересы Франции были принесены в жертву классовым: перед лицом, общего врага — восставшего парижского пролетариата — господствующие классы Франции и Германии, забыв недавние распри, быстро договорились. Накопив силы, Тьер с 2 апреля начинает наступление па Париж.

У коммунаров не было ни достаточного количества оружия и боеприпасов, ни налаженной военной организации, и даже при исключительном героизме солдат и командиром революционной армии сопротивляться натиску хорошо обученных и вооруженных регулярных войск Версаля становилось с каждым днем труднее. Многочисленные версальские шпионы в самом Париже, оказывали существенную помощь контрреволюции. Силы защитников Коммуны быстро таяли. Большой вред наносила оборонительная тактика, которой придерживался Клюзере, возглавлявший до конца апреля военную комиссию. Замена его на этом посту более решительными людьми произошла слишком поздно, когда уже не было сил для контрнаступления на Версаль.

Последние дни Коммуны

21 мая первые отряды версальцев ворвались в Париж. Началась «кровавая майская неделя», последняя неделя существования Коммуны. Коммунары сражались героически, но сотни построенных в Париже баррикад не могли долго выдерживать натиск более чем 100-тысячной армии Тьера, и 28 мая, залитая кровью ее защитников, пала последняя баррикада.

Дело Коммуны с момента ее возникновения и до последних ее минут защищали не только парижские рабочие, но и представители многих народов—поляки, венгры, румыны, англичане, русские и т. д. Рядом с такими героями французского народа, как учительница Луиза Мишель, отстаивали дело Коммуны Елизавета Дмитриева, Анна Корвин-Круковская. И эта международная поддержка Коммуны еще больше усиливала ненависть реакции. Реакционерам было мало того, что уже многие руководители Коммуны — Шарль Делеклюз, Ярослав Домбровский, Густав Флуранс и другие—погибли на баррикадах. Версальцы хотели уничтожить всех, кто не только боролся за Коммуну, но хотя бы сочувствовал ей.

Они хотели запугать французский народ массовыми репрессиями. После подавления Коммуны были расстреляны мужественный прокурор Коммуны журналист Рауль Риго, преданный Коммуне журналист-социалист Жан-Батист Мильер, заместитель прокурора Коммуны, активный революционер Шарль Ферре и другие. Захватив в плен обессиленного Луи Варлена — одного из активнейших членов Коммуны и члена I Интернационала — версальцы таскали его несколько часов по улицам, подвергая избиениям и оскорблениям, а затем, уже полумертвого, расстреляли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *