Партизанская операция «Сыграть свадьбу»

Вооруженный отряд партизан

Шел в бригаду батьки Миная, думал, что встречу группки людей в темной чащобе кустарников и болот, а увидел совершенно иное. Боевые силы за фронтом! Уже там, в Пудоти, в штаб-квартире комбрига Миная Филипповича, развеялись мои наивные представления о партизанах Великой Отечественной войны.

В боевом штабе бригады работали телефонисты, радисты. Была телефонная связь со всеми партизанскими отрядами радиосвязь с Москвой, с Центральным партизанским штабом! Работали больница, амбулатория, аптека.

В своей пекарне партизаны выпекали хлеб, в своих мастерских шили костюмы, полушубки, сапоги и туфли, выделывали овчины, хром, кожаную подошву. Все это посылалось в отряды, бригады, в близкие и дальние населенные пункты, которые помогали уничтожать врагов.

И телефонными проводами, и сердцами прочно были связаны партизаны с жителями окрестных деревень и сел, городов и поселков, которые сеяли, косили, жали, кормили боевую армию лесных солдат партизанской зоны на Витебщине.

Ригор Курмелев познакомил меня с артиллеристами, пулеметчиками. Все они радовались приходу своего командира. Было ясно видно: одной тяжкой военной долей подчинены боевые друзья и товарищи.

— Доброе утро, командир! — послышался голос, и из орешника вышел парень с гармошкой.

— С вечеринки?

— С вечеринки, — ответил гармонист.

— Свадьбу будем играть?

— Обязательно! Сегодняшней ночью.

Отведя в сторону веселого гармониста, Курмелев стал о чем-то расспрашивать его, а тот, вытащив из кармана листок бумаги, начал разъяснять. «Странные тут какие-то и люди, и порядки, — думал я. — В самый раз свадьбы играть, жениться! И куда только батько Минай смотрит, почему допускает такие вольности?..

Мыслей этих я не высказал Ригору Курмелеву, но он, хитрец и так хорошо поняв мой не совсем лицеприятный взгляд, подмигнул мне весело, хитровато:

— Сыграем свадебку? Все сосватано!

Находившись за день по лесу, наговорившись с людьми, мы с командиром ужинали: с аппетитом ели картошку с солеными огурцами, черпали из миски забеленную молоком ту самую землянику, которую насобирали на солнечной полянке в березняке.

Прилегли на кушетку, я сразу же обмяк и уже в полусне слышал телефонные звонки, слышал, как Ригор Курмелев кого-то приглашал на свадьбу, но уже не слышал, не видел, как на ту свадьбу приехал комбриг батько Минай со своим начальником штаба Захаровым.

Крепко, сладко спалось. В полночь проснулся от далекой стрельбы, раскатов канонады. Выбежал из хаты, хотел пойти по дороге, а мне девушка с винтовкой, как говорится, указала попорот от ворот.

— Что такое? Кто стреляет? Где Курмелев? — спрашиваю.

— Курмелев на свадьбе, — ответила девушка. — Слышите музыку? Хорошо играет?

До самого рассвета играла та грозная, громкоголосая музыка. Только тогда я понял, что напрасно упрекал в душе организаторов свадьбы. Вон какая это свадьба!

Уже совсем рассвело, когда партизаны Ригора Курмелева вернулись на свою базу. Измазанные, запыленные, усталые, они были веселы, их радовала победа над врагом. Тот же гармонист-разведчик заиграл на гармошке — и по росной траве, по сырому песку затопали сапоги парней и туфли девчат.

— Как же вам удалось организовать такую свадьбу? — спросил я у гармониста.

— Батько Минай придумал, — улыбаясь, ответил гармонист.

И он нарисовал мне такую картину. В большое село, где был крупный немецкий гарнизон, где стояла старенькая церковь, на двух бричках едут разряженные по-праздничному парни и девчата. Красные, белые банты приколоты к пиджакам парней; в руках девчат — букеты цветов. Первая красавица партизанского отряда под венком, в лентах, в подвенечном платье. Рядом с ней сидит стройный, веселый, кудрявый парень, который будет венчаться с пей в церкви и станет ее мужем.

Свадьба партизан

Дальше, дальше мчатся застоявшиеся кони. Долдонят бубенцы под расписными дугами. Играют гармонией. Гремят бубны. Торжественно, с песнями вкатилась свадьба в село. Перехватили, остановили ее немецкие патрули.

— Стой! Кто такие? Пропуск!

На свою невесту-красавицу показывает жених.

— Вот наш пропуск! В церковь к попу едем, чтоб обвенчаться,

А тут из хат высыпали парни и девушки, дети и пожилые. Окружили свадьбу.

— Выкуп давай, молодой! Не пропустим к церкви!

— Проезд оплати, молодой!

А молодой и рад этому. Вытащил из-под сена жбан крепкой бражки-медовухи, разливает в кружки:

— Пейте, добрые люди!

И немецким патрулям наливает:

— Пейте, господа солдаты!

И жбан медовухи, и баклагу крепкого самогона выпили там за здоровье молодых. Немцы затараторили, даже запели. Весь свадебный поезд и его окружение покатились к церкви. Приезжие и те, кто жил в этом селе, перемешались, ходят под ручку, распевают. Свадьба! Давно уже в этом селе не было такого дива!

Под венец пошли жених с невестой. Интересное зрелище. Пришли и немцы посмотреть. А наши парни-партизаны за местными девушками ухаживают, сватаются, во дворы, в хаты к ним заходят. Высмотрели партизанские разведчики все, что было необходимо узнали, где пушки и пулеметы стоят, в каких хатах немецкие офицеры расквартированы, какой численной силой обладает вражеский гарнизон.

Нашлись среди местных жителей и такие смельчаки-патриоты, которые даже двух партизан с гранатами в укромном местечке спрятали. В назначенное время они сделают свое дело!

Так же торжественно, со звоном и музыкой, выезжал свадебный поезд из села. Вот какой хитрый план для разведки и подготовки к нападению на немецкий гарнизон придумал батько Минай!

Осуществить этот план и было поручено отряду Ригора Курмелева. Темной ночью и танк, и пулеметные тачанки, и партизанские автоматчики ворвались в логово врага. Сигнальными огоньками указывали цели своим боевым товарищам те двое молодых партизан, которые прятались до этого в тайнике.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *