Партизанское братство

Во время последней встречи с Владимиром Вашкевичем и Александрой Степановой я узнал, что у секретаря Слуцкого подпольного межрайонного комитета партии Ивана Денисовича Варвашени есть рация. Базировался этот межрайком в орликовских лесах Краснослободского района. Уже тогда я решил непременно побывать в тех краях, увидеться с Варвашеней.

Метельным февральским днем, взяв с собой пятерых бойцов, мы с Василевичем отправились в дальний путь. Ночью близ Дзержинска благополучно перебрались через железную дорогу.

— Надо бы узнать, нет ли на пути немцев, — заметил всегда осторожный и предусмотрительный Василевич.

— Давай свернем в Кукшевичи. Там живет мой товарищ Антон Казей, — предложил я.

Бесшумно, чтобы не разбудить домочадцев, Антон провел меня на кухню. Не зажигая света, посидели с ним, поговорили. Он посоветовал, какой дорогой лучше ехать, чтобы не наскочить на гитлеровцев и полицаев, рассказал о делах подпольщиков.

— Провели мы одну операцию, — сообщил он. — Немцы отняли у населения много теплой одежды, свезли её в Дзержинск и сложили в банковском складе. Михаил Носко сказал мне об этом. Собрался, приезжаю к нему. Оказывается, он уже и ключи к складу подобрал. Вечером мы забрались туда, набили четыре мешка полушубками, и я отвез их в отряд. Рады были хлопцы, вон какие морозы стоят, — кивнул он на обледенелое окно.

Чем ближе подъезжали мы к орликовскому лесу, тем чаще, чуть не в каждой деревне, встречались с партизанами. Одни направлялись на операции, другие возвращались с заданий, заходили в хаты погреться, перекусить. Принимали их радушно. На столе неизменно появлялась горячая бульба, а иногда и аппетитно поджаренная шкварка. Узнав, кто мы, откуда и куда едем, партизаны и жители забросали нас вопросами:

— Много ли партизан в вашем крае?

— Как живете, воюете?

партизаны

Снабдили табачком, охотно объяснили, как добраться до нужного места.

Ивана Денисовича Варвашеня хорошо знали не только партизаны, но и жители окрестных деревень.

— Кто же не знает нашего партийного секретаря? — даже с какой-то обидой, что мы могли усомниться в этом, говорил дед. — Душевный человек, поклон ему от нас низкий!

— Докладывайте, с чем пожаловали, — обратился Варвашеня ко мне и Василевичу и пригласил присаживаться к сколоченному из сосновых досок столу.

Землянка межрайкома была просторная. На столе, на нарах лежали газеты, листовки. Нашу беседу то и дело прерывали входившие люди. Иван Денисович с каждым старался поговорить. Одному желал удачи, другому советовал, где и с кем встретиться, как держать себя, третьему обещал непременно приехать на партийное собрание.

Мы рассказали Варвашене о нашем соединении, о боевых делах барановичских партизан, о цели приезда. Склонив голову на правое плечо (видно, такая у него была привычка), Иван Денисович слушал не перебивая. Я заметил, что он умеет слушать, уважает мнение людей. И его было интересно слушать. Привлекала глубина суждений, вера в людей. Нам он пообещал помочь.

И действительно, в тот же день в Белорусский штаб партизанского движения была передана наша радиограмма. Мы сообщали, что в Барановичской области действует более трех с половиной тысяч партизан, и просили прислать нам радиста для постоянной связи с Большой землей.

Была у меня здесь и неожиданная встреча. Оказалось, что в редакции партизанской газеты работает Ядя Савицкая. После сентябрьского провала минского подполья ей удалось уйти из города. Мы вспомнили наших минских товарищей. Многих из них уже не было в живых, другие томились в застенках СД.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *