Патриотизм и стойкость защитников Ленинграда

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Немецко-фашистское командование со дня на день ожидало капитуляции города. 8 ноября 1941 года Гитлер хвастливо заявил в Мюнхене: «Ленинград сам поднимет руки. Он падет рано или поздно. Никто не освободит его, никто не сумеет прорваться через созданные линии. Ленинграду придется умереть голодной смертью».

Вся страна с тревогой следила за героической борьбой ленинградцев. Советские люди верили, что трудящиеся Ленинграда найдут в себе достаточно сил и мужества, чтобы отбить врага, нанести ему сокрушительный, смертельный удар. Взявшись за оружие, они не положат его до тех пор, пока гнусная банда фашистских людоедов не будет сметена с лица земли.

Думы и чаяния всего советского народа хорошо выразил в своем стихотворении офицер 101-го артиллерийского полка Г. В. Скворцов.

Как на жертву шакал, Враг коварный напал, И взбесившийся гад Рвется в наш Ленинград. Хочет нас задушить, Волю кровью залить, Все разрушить, смести, Рабства цепь принести. Страшны дни, жуть берет, Но не трус наш народ. Врагов бил он не раз Всем врагам напоказ. Близко, близко пора — Разразится кара. Не оплатит злодей Всех бесчестий людей.

Эти простые слова, написанные в редкие минуты отдыха, идущие от самого сердца, были близки и дороги каждому ленинградцу, каждому воину, который насмерть стоял у ворот колыбели великого Октября.
Защита города отличалась организованностью и ак-тивностью всего населения. Можно без преувеличения сказать, что почти все его жители были бойцами.

В тесном кольце вражеского окружения ленинградцы не чувствовали себя оторванными от многомиллионного советского народа, они ощущали неразрывную связь с матерью Родиной. Поддержка всей страны служила для ленинградцев источником силы и мужества.

Центральный Комитет Коммунистической партии неустанно изыскивал пути для оказания помощи великому городу революции, близкому и дорогому каждому советскому человеку. Душой, организатором и вдохновителем героической обороны Ленинграда были коммунисты.

В артиллерийских частях и соединениях, как и во всех войсках фронта, в суровые дни блокады лучшие воины вступали в партию, чтобы в первых рядах идти вперед к полному разгрому врага.

вов

Помню, как опытный истребитель фашистов, снайпер и разведчик 12-го гвардейского артиллерийского полка гвардии лейтенант И. П. Фомичев, вступая в партию, заявил: «Я мщу фашистам за надругательства над моей семьей, за мою сестру, растерзанную фашистами, за кровь советских людей. Моя жизнь полностью принадлежит Родине. Когда Родина переживает тяжелые дни, я вступаю в партию большевиков, в партию, которая приведет нас к победе».

В один из боевых дней в землянку к политруку 6-й батареи 101-го тяжелого артиллерийского полка Резерва Главнокомандования вошел наводчик ефрейтор Постников. Подавая заявление о приеме в партию, он сказал: «Хочу быть большевиком. Буду уничтожать фашистское зверье как подобает коммунисту, жизни не пожалею за Родину. Клянусь с честью пронести это высокое звание через всю свою жизнь».

Бойцы полка говорили о Постникове: «Это наводчик-снайпер, он бьет врага без промаха». И улыбаясь добавляли слова, вошедшие в поговорку: «У фашиста постный вид, он Постниковым бит».

Никогда так ярко и полно не проявлялась руководящая роль Ленинградской партийной организации, ее нерасторжимая связь с трудящимися, как в суровые дни блокады.

Ленинградская партийная организация сплотила все население города и превратила Ленинград в неприступную крепость, вся жизнь которой шла по строгим законам фронта.

Во время блокады ленинградская промышленность, несмотря на резкое сокращение объема производства, выпускала вооружение и снаряжение для армии. Три четверти оборудования предприятий тяжелой промышленности было вывезено вглубь страны, заводы на оставшейся производственной базе сумели развернуть работы не только по ремонту и восстановлению вооружения для войск, но и приступили к изготовлению многих видов стрелкового, минометного, артиллерийского оружия и боеприпасов. Так, например, в Ленинграде производились 45-мм и 76-мм орудия, турбореактивные мины, пулеметы и другое вооружение.
Испытанный рабочий класс, верный традициям питерских рабочих, несмотря на тяжелые разрушения цехов артиллерией и авиацией противника, на условия холодной и голодной зимы, ковал оружие. Рабочие не отходили по нескольку суток от станка с твердой уверенностью в конечной победе. На место отцов пришли в цехи сыновья, дочери и внуки. День и ночь трудящиеся Ленинграда крепили оборону родного города.

В боях на подступах к городу было потеряно много артиллерийского вооружения и израсходовано огромное количество боеприпасов. При отражении сентябрьского штурма противника в 1941 году войсками 42-й, 55-й армий и Невской оперативной группы были израсходованы почти все боеприпасы. Боеприпасы и вооружение, которые доставлялись транспортными самолетами из запасов, созданных на территории 54-й армии Волховского фронта, не могли удовлетворить потребности войск. Перед городом была поставлена задача — мобилизовать все внутренние ресурсы.

Творческая мысль трудящихся работала над созданием заменителей кокса, цветных металлов, стали и т. д. Так, например, применение сталистого чугуна дало возможность выпустить миллионы штук корпусов для 82-мм и 120-мм мин. К 1942 году на Охтенском химическом комбинате было освоено производство реактивной пороховой шашки.

Самыми тяжелыми месяцами были ноябрь-декабрь 1941 года и январь 1942 года. Производство боеприпасов почти полностью прекратилось. Секретарь горкома партии по промышленности М. В. Басов собрал тогда директоров промышленных предприятий города, чтобы обсудить, как наладить производство боеприпасов. Выла намечена программа, выполнение которой дало положительные результаты. Уже к марту 1942 года было выпущено около 40 тыс. снарядов и мин.

Наращивая темпы производства боеприпасов, ленинградская промышленность сумела изготовить снарядов и мин в 1941 г.— 1274 тыс.; в 1942 г.— 1375 тыс., в 1943 г. —2348 тыс. Значительный вклад в дело обороны вложили такие крупные заводы, как Кировский, Ижорский, «Большевик» и другие.

Кировский и Ижорский заводы, оказавшиеся на переднем крае обороны, работали в исключительно тяжелых условиях. Под вражеским артиллерийским обстрелом у заводских станков погибали лучшие кировцы — потомки путиловских рабочих. И, несмотря на чисто позиционные условия, рабочие, инженеры и техники ремонтировали, изготовляли, монтировали танковые башни, бронированные колпаки, броневые листы и другие виды вооружения и снаряжения.

Большой отряд инженерно-технических работников в короткий срок организовал и направил на фронт 74 ремонтные мастерские, которые поступали в распоряжение службы артснабжения фронта, затем направлялись в армии, дивизии. Они именовались армейскими и дивизионными мастерскими. Эти мастерские, укомплектованные квалифицированными рабочими, располагались в ближайшем тылу частей и могли быстро восстановить и возвратить на позиции стрелковое, минометное и даже артиллерийское оружие. Рабочий у станка чувствовал себя бойцом, который кует победу вместе с теми, кто у стен Ленинграда героически отражает натиск врага. У рабочего места стояла и винтовка.

В короткое время такие мирные предприятия, как табачная фабрика имени Урицкого, фабрика «Красное знамя», предприятия городской промысловой кооперации, переключились на производство мин, пулеметных лент и других видов снаряжения, необходимого войскам осажденного города.

Несмотря на то, что Ленинграду нужна была каждая винтовка, каждое орудие, каждый снаряд и патрон, воздушным путем были отправлены под Москву свыше 1000 артиллерийских орудий и минометов, корпуса артиллерийских снарядов и мин, средства связи Такая мера была продиктована большим патриотизмом трудящихся-ленинградцев.

Не в состоянии взять Ленинград штурмом, гитлеровцы решили задушить его блокадой и голодом. Они систематически разрушали жизненно важные объекты города с целью лишить ленинградцев света, тепла, ниши, воды, что, по их мнению, в конечном счете должно было привести к голоду и полной разрухе. Забрасывая шпионов-диверсантов для получения агентурных данных, противник одновременно преследовал цель деморализовать население путем распространения панических слухов. Однако дух нашего советского человека нельзя было сломить.

Немецко-фашистское командование дало указание авиации и артиллерии разрушать не только оборонные военные объекты, но и предприятия, выпускающие мирную продукцию. Чтобы поколебать стойкость защитников города, фашистская артиллерия разрушала жилые дома, музеи, больницы, детские учреждения.
В такой сложной обстановке население Ленинграда стало испытывать недостаток продовольствия. Нормы выдачи продуктов питания (хлеба, сахара, жиров и др.) снижались буквально день за днем. В течение сентября — ноября 1941 года нормы снижались пять раз. Наконец 20 ноября были установлены предельные нормы. На рабочую карточку выдавалось по 250 граммов хлеба, причем суррогатного, а на карточку служащих и других категорий населения — 125 граммов.

Военный совет Ленинградского фронта принимал все меры к доставке продовольствия для войск с Большой земли. До ледостава на Ладожском озере Ленинград снабжался как воздушным, так и водным путем. Моряки Ладожской военной флотилии прилагали максимум усилий по оборудованию пристаней, причалов, пирсов в местах погрузки и разгрузки, а также по буксировке барж. Водный путь проходил от Осиповна до Новой Ладоги. Но доставляемое продовольствие не восполняло суточного расхода, не говоря о том, что обстановка требовала иметь запас.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *