Перед Белорусской операцией

совещание перед белорусской операцией

В дни обороны очень активно действовали и снайперы. Так, уже известный снайпер Дмитрий Калганов довел счет уничтоженных им гитлеровцев до ста девяносто четырех. Много вражеских солдат и офицеров отправили на тот свет снайперы Ташим Мусаев, Н. В. Муравьев и другие.

В первых числах июня в дивизии началась интенсивная подготовка к наступательным операциям. В частях велась напряженная работа, предшествующая наступлению. На некоторых участках мы выкопали новые траншеи, передвинув рубеж обороны ближе к переднему краю противника.

Особая нагрузка в эти дни легла на плечи разведывательной службы: надо было до конца выяснить картину вражеской обороны. С этой целью разведчики стали проникать в тыл противника не только по ночам, но и днем. Так, 6 июня разведгруппа под командованием младшего лейтенанта Кукушкина среди бела дня просочилась сквозь немецкую оборону (разумеется, после большой предварительной подготовки), уничтожила восемь фашистов, взорвала несколько блиндажей и, захватив один пулемет и довольно ценные документы, без потерь вернулась обратно.

Спустя три дня бойцы разведгруппы дивизии, преодолев полуторакилометровое болото, захватили «языка» и тоже благополучно возвратились «домой». Пленный оказался из 134-го полка 45-й пехотной дивизии. В связи с этими событиями в дивизию прибыли члены Военного совета и представители штаба фронта. Группу прибывших возглавлял генерал Романенко. И снова начались беседы с разведчиками. Гости интересовались методами подготовки к разведывательным поискам, тактическими приемами. Особый интерес они проявляли к действиям, проводимым при помощи специально созданных подразделений, что мы часто практиковали.

В ходе подготовки к наступлению было уделено большое внимание оперативной маскировке. На второстепенном участке создавалась видимость сосредоточения живой силы и боевой техники. Эти мероприятия проводились по плану штаба армии. Поскольку впереди находилось болото, в частях готовились средства для преодоления его: было изготовлено несколько сот козел, множество мостков, нарезан кустарник для настилки гати и т. д.

Но, само собой разумеется, главное, чему придавали мы особое значение, — это обучение личного состава действиям в лесной заболоченной местности. Действовать в лесу и на болотах целыми батальонами весьма сложно. Поэтому мелкие подразделения в частях обучались самостоятельным действиям. В ротах назначались азимутчики: они проходили соответствующий курс обучения.

По опыту боевых действий в период февраля — мая 1944 года мы знали, что лесисто-болотистая местность затрудняет организацию наблюдения, намного осложняет создание наблюдательных пунктов, особенно артиллерийских. Поэтому артиллеристы дивизии в период обороны и в ходе подготовки к наступлению применяли систему кочующих наблюдательных пунктов, построив для этой цели разборные вышки. Интенсивное наблюдение велось на флангах. Подобная форма наблюдения позволила вскрыть почти все огневые точки противника и расшифровать его систему огня. А следовательно, мы получили возможность с самого начала наступления своим огнем могли парализовать и в основном подавить огонь врага.

Дивизия испытывала большой недостаток в личном составе саперных подразделений. Чтобы как-то возместить этот недостаток, в полках часть стрелков была переведена в саперы. Они обучались правилам разминирования, сооружению и ремонту мостов, дорог, особенно для танков и артиллерии. В последующих боях это полностью себя оправдало: мы смогли придать каждой танковой роте один саперный взвод.

Появились новшества и в подразделениях связи. Связисты изобрели специальные многоцветные ракеты для вызова огня артиллерии. Раньше бывали случаи, когда противник своей ракетой провоцировал огонь нашей артиллерии, заранее убрав с обстреливаемой позиции живую силу и огневые средства. Многоцветные ракеты такую возможность исключали.

направление операции багратион 1944.

Кроме того, были сконструированы сигнал-ракеты, которые со взведенным минным взрывателем и с оттяжками длиной в 1,5—2 метра устанавливались на колышках перед минными полями. При попытках саперов противника разминировать наши поля такие ракеты взрывались и позволяли нам принимать контрмеры. Все это значительно усиливало бдительность боевого охранения наших частей. Как ни старался враг вскрыть систему нашей обороны, это ему не удалось. Только в мае фашисты группами от 15 до 40 человек семь раз пытались произвести разведку нашего переднего края, но все эти попытки были отражены.

Исходя из опыта прошлого, при подготовке наступательной операции мы учли еще одно важное обстоятельство. Как правило, первую линию траншей врага наши воины занимали с ходу. Отброшенный на вторую линию, противник открывал по занятым траншеям огонь из всех видов оружия. Это задерживало продвижение нашей пехоты вперед. Приходилось снова производить артналет. Чтобы в предстоящих боях не было такого, мы предписали пехотным частям не задерживаться в занятых траншеях, а сразу же после перенесения огня артиллерии на вторую линию траншей подниматься в атаку и гранатами, автоматным огнем выбивать противника с очередного рубежа обороны. Для «очистки» же занятых траншей были созданы специальные отряды, они должны были продвигаться следом за наступающими стрелками и автоматчиками.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *