Переломный момент в небе Москвы

в небе
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Контрнаступление советских войск под Москвой началось без существенной подготовки как развитие ряда контрударов. В ходе оборонительного сражения для Красной Армии объективно сложились благоприятные условия, и их постарались использовать.

Конкретные задачи наступления определились, когда стало ясно, что гитлеровские войска окончательно выдохлись.

1 декабря 1941 г. Сталин утвердил план контрнаступления, представленный Жуковым. Даже после получения подкреплений Западный фронт не имел превосходства над противником в танках, артиллерии и живой силе. Однако наши соединения обладали такими важными преимуществами, как исправность техники и ее готовность к работе в условиях зимы. Близость складов и малая протяженность главных коммуникаций позволили оперативно восполнять потери вооружения. Уступая неприятелю в количестве автомобилей и транспортных самолетов, советские войска в начале зимы оказались более мобильными за счет использования развитой сети железных дорог восточнее Москвы и гужевого транспорта. Красная Армия получила несравнимо большие подкрепления, чем немцы во всех видах вооружений.

в небе

За ноябрь 1941 г. авиационная группировка люфтваффе на Востоке не пополнилась ни одной свежей авиагруппой, в то время как советское командование перебросило с Дальнего Востока, из Забайкалья и Закавказья 12 новых авиадивизий, из которых значительная часть прибыла в полосы Западного и Калининского фронтов. Советский Союз мобилизовал все свои ресурсы, а в Германии царила обстановка благодушия, большинство немцев ожидало скорого конца войны против Советского Союза.

Немецкие источники подчеркивают неожиданность советского контрнаступления. К тому времени армии и танковые группы, подчиненные фон Боку, были вынуждены прекратить наступательные действия, но еще не успели занять выгодных рубежей для обороны. Коммуникации группы армий «Центр» оказались сильно растянутыми и могли быть быстро перерезаны. Немецкое командование израсходовало резервы, а выдвинувшиеся вперед ударные группировки временно оказались без должной поддержки остальных соединений. Помимо всего прочего, германские дивизии так и не получили зимнего снаряжения. Не знавшие поражений солдаты вермахта оказались не готовы и морально к контрнаступлению Красной Армии.

«Поздно вечером 4 декабря, — отмечал Г.К.Жуков, — позвонил Верховный и спросил, чем еще помочь фронту… Мы просили поддержать нас авиацией из резерва ВГК и ПВО страны и, кроме того, выделить хотя бы две сотни танков…

— Танков нет, дать не можем, — сказал Сталин, — авиация будет».

С учетом последних пополнений к 5 декабря 1941 г. ВВС Красной Армии на центральном направлении количественно несколько выросли; понесенные в ноябре потери удалось восполнить.

Количество штурмовиков Ил-2 и разведчиков возросло, но наиболее ощутимый прирост в боевых самолетах пришелся на легкие ночные бомбардировщики. В условиях сложной зимней погоды они сыграли важную роль в наступлении. Заметно обновился парк истребителей: на три четверти он состоял из машин новых типов Як-1, ЛаГГ-3 и МиГ-3. В то же время группировка люфтваффе под Москвой продолжала сокращаться, и в начале декабря имела не более 500 боевых самолетов, из которых боеспособных насчитывалось около половины.

Тенденция изменения соотношения сил авиации на центральном участке Восточного фронта оказалась для немцев неутешительной: командование люфтваффе вынуждено было перестраивать боевую работу в связи с выводом из- под Москвы 2-го авиакорпуса и штаба 2-го воздушного флота. На совещании в ставке Гитлер утверждал, что сокращение воздушных флотов до двух ничего не изменило с точки зрения оперативно-тактического использования авиации на трех направлениях. В развитие указаний фюрера штаб группы армии «Центр» подготовил письмо № 2834/41, где, в частности, говорилось: «Штаб 2-го воздушного флота отводится для выполнения других задач. Командование соединениями 2-го воздушного флота, действующими в районе группы армий «Центр», с 30.11.1941 г. принимает 8-й авиакорпус, подчиненный непосредственно главному командованию ВВС… Права 2-го военно-воздушного округа с 01.12.1941 г. переходят к военно-воздушному округу «Москва», который входит в оперативное подчинение 8-го авиационного корпуса».

Ему же подчинили «2-е авиакомандование» генерала Фибига, оставшееся на Восточном фронте.

Оценивая переброску в Италию 2-го авиакорпуса, германский историк С.Беккер так это прокомментировал: покинул Восточный фронт только штаб корпуса. Основные эскадры, которые входили в его состав,— SKG210, KG3, KG53, JG51 и StG77 — остались в России. Однако необходимость заново сформировать 2-й авиакорпус в Италии потребовала перебросить туда резервы из Германии. Поэтому оставшиеся под Москвой соединения, как уже неоднократно отмечалось, не получили пополнений.

Не только в Италию убывали штабы и части люфтваффе. Советские контрудары под Ростовом и Тихвиным вынудили германское командование «растащить» эскадры по широкому фронту. Так, бомбардировщики из KG76 действовали одновременно против советских войск, сражавшихся на Ленинградском, Волховском и Калининском фронтах. Начальник штаба Верховного главнокомандования вермахта генерал-фельдмаршал В.Кейтель предложил использовать эскадру StG77 для облегчения положения в районе Ростова. 28 ноября 1941 г. в дневнике началь-ника Генерального штаба сухопутных сил генерала Гальдера появилась запись: «Поскольку эти авиагруппы должны быть взяты у Гудериана, где они необходимы для успеха дальнейшего наступления, приходится отказаться от этого предложения». Но уже через день авиагруппы I и lll/StG77 переместили на юг для участия в боях у Ростова, в Крыму и на реке Миус. Понятно, почему Г.Гудериан впоследствии признал: «Ростов стал началом наших бед; это был первый предостерегающий сигнал».

Эскадры люфтваффе встречали зиму 1941 — 1942 гг., значительно уступая советским ВВС в количестве самолетов, особенно исправных. Но немцы не признавали этого факта. Они оценивали численность авиации Западного фронта всего в 210 самолетов, из которых 88 якобы составляли истребители. 6 декабря 1941 г. в гитлеровской ставке обсуждался вопрос о возможном использовании части имевшихся на центральном участке авиасоединений под Ленинградом. И хотя решение о перебазировании групп и эскадр не состоялось, налицо была явная недооценка противника.

В ходе этих обсуждений никто из высшего руководства Третьего рейха не высказал опасений за судьбу группы армий «Центр». 3 декабря 1941 г. главное командование сухопутных сил также констатировало: противник «истек кровью и неспособен к контратаке»; «следует считать, что у неприятеля в настоящее время нет значительного числа сформированных соединений».

После 5 декабря в Германии со страниц газет и в передачах по радио почти исчезло слово «Москва». В них регулярно начали появляться сообщения об «отвратительных погодных условиях и скверном состоянии дорог на центральном участке Восточного фронта». 8 декабря «Фелькишер беобахтер» — главный рупор нацистской партии — под заголовком «Успешные бои на Восточном фронте» информировал только об обстановке на Карельском фронте и под Ленинградом, обходя молчанием центральное на-правление. Правда, на второй странице сообщалось: «Здесь, под Москвой, ежедневно видишь, что нанесено тяжелое поражение, их авиация почти разгромлена. Передышка, которую предоставила погода, им уже не поможет. Изменить свою судьбу русским не удастся, как бы они ни сопротивлялись». Однако вскоре события на Восточном фронте заставили геббельсовскую пропаганду перестроиться.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *