Перешли в наступление

корабельная артиллерия
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

29 июня 1941 года 2-я и 3-я горноегерские дивизии, полк сс группы «Норд» при поддержке горной артиллерии и танков перешли в наступление. С этого дня в сводках Совинформбюро регулярно появлялись сообщения о боях на Мурманском направлении.

Почему гитлеровцы перешли в наступление на Севере лишь неделю спустя после начала войны? Ответить на этот вопрос помогли документы, которые стали известны лишь после разгрома фашистской Германии. Некоторые любопытные сведения опубликованы на страницах западногерманских и американских журналов. Статьи немецких специалистов, воевавших на Севере, раскрывают причины этой заминки.

Оказывается, гитлеровцы не знали состояния местности на Кольском полуострове. Неизвестны им были и наши военные силы в этом районе. Фашисты хорошо изучили местность до Титовки, так как раньше на этой исконно русской земле хозяйничали финны. Немецкое командование> предполагало, что шоссейная дорога, проложенная до 1940 года финнами к границе, позднее протянулась до Мурманска. К такому выводу пришел штаб 19-го горнострелкового корпуса после доклада воздушных разведчиков. Поэтому генерал Дитл решил использовать при наступлении танки. Неделя ушла у гитлеровцев на предварительную разведку.

На советской границе находились только пограничные заставы и два полка 14-й стрелковой дивизии.

Основной удар 2-я горноегерская дивизия направила на позиции вдоль дороги Печенга—Мурманск. Одновременно авиация совершала массированные налеты на советские войска, оборонявшие полуострова Средний и Рыбачий, на аэродромы и базы Северного флота.

Казалось, Дитл рассчитал все до мелочей. Но фашистский генерал, впрочем как и большинство других стратегов рейха, не учел одного — морального духа воинов, защищавших родную землю. Пехотинцы, пограничники, моряки и летчики преградили путь фашистам, рвавшимся к Мурманску.

Ранним утром 29 июня две роты горных егерей атаковали сопку, обозначенную на карте отметкой 179,0. Однако они встретили упорное сопротивление советских пограничников. К 18 часам в бой вступили главные силы противника.

Ценой огромных потерь егерям удалось за два дня боев потеснить наши части в глубь территории на расстояние от 6 до 25 километров. 135-й стрелковый полк 14-й стрелковой дивизии отошел на полуостров Средний.

корабельная артиллерия

Используя горный хребет Муста-Тунтури, полк закрепился на перешейке. А 58-й стрелковый полк этой же дивизии отступил с боями вдоль дороги Печенга — Мурманск. 30 июня к исходу дня немцы овладели населенным пунктом Титовка и устремились к Западной Лице. 137-й горноегерский полк получил приказ во что бы то ни стало захватить мост через реку Западная Лица.

В полдень гитлеровцы обнаружили, что шоссейная дорога, вопреки данным воздушной разведки, заканчивалась в трех километрах от Титовки обрывом. Отсюда танки не могли продвигаться дальше.

Пограничные отряды и 14-я стрелковая дивизия в неравных боях с фашистами понесли большие потери.

Военный совет флота срочно направил корабли в Мотовский залив, где корабельная артиллерия должна была поддержать приморский фланг армии.

Первым из Полярного в район губы Кутовая в ночь на 30 июня вышел эсминец «Валериан Куйбышев». В Мотовском заливе на побережье, занятое врагом, с эсминца высадилась группа во главе с корабельным артиллеристом лейтенантом Н. Я. Песковым, чтобы корректировать огонь.

Лейтенант Песков установил радиосвязь с армейским командованием и уточнил цели для корабельной артиллерии. Вскоре в Мотовский залив вошел и эсминец «Урицкий». Находившиеся на его борту командир дивизиона миноносцев капитан 3-го ранга Е. М. Симонов, комиссар дивизиона полковой комиссар

Л. М. Казаков и флагманский артиллерист флота капитан 2-го ранга А. Д. Баринов должны были управлять боем.

В шесть часов утра лейтенант Песков сообщил:

— Квадрат 24.52. Быстрее огня!

Дружно заговорили корабельные орудия. В Титовке начались пожары. Меткий огонь кораблей наносил врагу большой урон. Были подавлены две батареи противника, огнем накрыты четыре пункта, в которых сидели перепуганные гитлеровцы. Обстрел немецких позиций продолжался почти четыре часа. Сокрушительный огонь корабельной артиллерии сорвал в этот день наступление фашистов.

На помощь егерям поспешила авиация. Стрелки на часах показывали четыре минуты одиннадцатого, когда сигнальщик «Урицкого» Л. Розанов доложил:

— Левый борт, курсовой 50, самолеты противника…

На большой высоте летели восемнадцать бомбардировщиков «Ю-88». Головной пошел в пике. За ним другой, третий…

Вокруг миноносцев поднимались водяные столбы, сыпались на палубу осколки рвавшихся бомб. Заработали машины. Эсминцы направились в море, чтобы не оказаться неподвижной мишенью для вражеской авиации. Артиллеристы «Валериана Куйбышева» успели выпустить по фашистам более двухсот снарядов главного калибра.

Мужественно вели себя североморцы в этой трудной обстановке.

На «Урицком» тяжело ранило матроса Н. Марьянчука. Его заменил А. Малыгин, который вскоре тоже был ранен, но до конца боя не отошел от пушки. Когда из строя вышел весь расчет, Н. Сухов сам и заряжал, и наводил орудие. Стойко держались пулеметчики старшины 1-й статьи Н. Задворников и А. Акимов. Огнем своих пулеметов они срывали атаки пикирующих бомбардировщиков. Матросы ликовали, когда увидели подбитый ими «юнкере». Горящий самолет перевернулся, из него выпрыгнули на парашютах два пилота.

На «Урицком» заклинило пулемет, расположенный на мостике. Командир корабля капитан-лейтенант В. В. Кручинин сам исправил повреждение и повел огонь по немецким самолетам. Тем временем управление кораблем взял на себя командир дивизиона капитан 3-го ранга Е. М. Симонов.

Сигнальщик доложил:

— Справа 30, пикирует…

— Оторвалась бомба.

Тут же последовала команда:

— Право на борт!

Командир отделения рулевых старшина 1-й статьи И. К. Кравенко сумел быстро повернуть корабль, и бомба упала рядом с кораблем.

Симонов вел миноносец прямо на пикирующий самолет, рассчитывая таким образом уйти из-под бомбового удара. Бомбы рвались в 10-15 метрах от борта. Корабль бросало в разные стороны. Однако моряки ни на минуту не прекращали вести огонь. Фашисты сбросили на «Урицкий» около восьмидесяти бомб, но ни одна из них не попала в цель. А вскоре надвинувшийся с моря туман скрыл наши эсминцы.

На берегу оставались корректировщики. Снять их поручили «малому охотнику», которым командовал лейтенант И. А. Кроль. Экипаж МО-121 состоял полностью из комсомольцев.

…Отмель, образовавшаяся после отлива, не позволила катеру подойти близко к берегу. Боцман старшина 2-й статьи А. Г. Сафонов спустил «тузик» и сам прыгнул в ледяную воду. Трижды водил он на тросе лодку от корабля к берегу и обратно.

Не успели еще матросы закрепить «тузик» на палубе, как гитлеровцы открыли по катеру пулеметный огонь. Орудия старшины 2-й статьи Д. Рулева и матроса И. Свистунова сумели подавить пулеметный огонь врага.

На несколько минут все вокруг затихло. Но вот над катером появилось восемнадцать «юнкерсов». Бомбы, предназначенные для уничтожения скрывшихся в тумане эсминцев, полетели на маленький кораблик.

Израсходовав весь боезапас, самолеты набрали высоту и скрылись.

В заливе наступила тишина. Долгожданная и очень короткая передышка. Еще не остыли стволы орудий, а в воздухе — снова самолеты. Они пикировали звеньями, заходили с правого борта и кормы, пытаясь прижать катер к берегу. На «малом охотнике» разгадали этот замысел, и корабль продолжал маневрировать в заливе, увертываясь от падающих бомб. На этот раз гитлеровцы недосчитались самолета — меткой пулеметной очередью его сбил старшина А. Г. Сафронов, неутомимый боцман, герой рейса. Бомбардировщик с фашистской свастикой врезался в прибрежную скалу и взорвался.

Третью атаку на «малый охотник» повела новая группа самолетов. Бомбы ложились вокруг корабля. Но зенитчики МО-121 продолжали вести бой с пикирующими со всех сторон самолетами. От метких выстрелов в Мотовский залив рухнул еще один вражеский самолет.

Полчаса продолжалась охота немецких самолетов за маленьким североморским кораблем. На него было сброшено более двухсот бомб. Порой взрывная волна подбрасывала так, что корабль буквально повисал в воздухе. Разбило корму. Из строя вышли два мотора из трех. И все-таки мужественный комсомольский экипаж привел поврежденный корабль в базу.

Тем временем эсминцы «Валериан Куйбышев» и «Урицкий» благополучно возвратились в Полярный, выполнив боевую задачу. С помощью североморцев 135-й стрелковый, полк прочно закрепился на горном хребте Муста-Тунтури. Путь на полуострова Средний и Рыбачий для егерей был навсегда закрыт.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *