Пережитое в лагерном отделении Рёмгильд

лагерь
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

По профессии я слесарь. 28 апреля 1942 года гестапо меня и 16 моих земляков погрузило в вагон и насильно отправило на работу в Германию. В Касселе нас выгрузили и разместили в барачных лагерях заводов Хеншеля. Во время нескольких налетов авиации были разрушены заводы Хеншеля, а также бараки, в которых мы размещались.

Оставшись без крова, я с несколькими товарищами бродил по разрушенным улицам до тех пор, пока нас не схватили гестаповцы и не направили в исправительно-трудовой лагерь в Рёмгильде.

Этот лагерь находился в лесу, приблизительно в 4 километрах от города Рёмгильд. Мы, 120 человек,— поляки, русские, голландцы, французы, итальянцы, сербы, а также один немец из Бебры, ютились на чердаке деревянного барака, в нижних помещениях которого размещалась охрана и ее хозяйственная часть. Наша одежда состояла из старых форменных брюк и мундиров, которые мы не снимали ни днем, ни ночью, даже если они были мокры. У многих не было даже этой одежды, и они ходили в рубашках и кальсонах. Тот, кто привез с собой обувь, носил ее, пока она не изнашивалась, а затем вынужден был ходить босиком.

Распорядок дня этого периода страданий, начавшегося для меня 25 сентября 1943 года и закончившегося лишь 23 ноября 1944 года, был следующий. В 5 часов подъем. В имевшуюся в лагере небольшую умывальню мы не имели права входить. Наш завтрак, который мы получали на кухне, состоял примерно из 200 граммов хлеба и черпака темной, холодной похлебки в консервной банке. По пути на кухню всегда стояли с дубинками назначенные комендантом так называемые бригадиры. Когда мы пробегали мимо них, они нас били по чему попало.

Эти бригадиры были также заключенными, но они поступали так по приказу коменданта. Иначе они сами попадали в так называемый бункер — яму, выкопанную в земле под бараком, размером 2 на 2 метра. За время моего пребывания в лагере в этот бункер были посажены 8 товарищей, совершивших лишь незначительные «нарушения». Ни один из них не вышел оттуда живым, а поэтому «попасть в бункер» у нас значило умереть.

Один из моих земляков, с виду здоровый и крепкий, не указал своего настоящего имени. Когда это обнаружилось, его посадили в бункер; через 28 дней он начал кричать, буйствовать и реветь, а затем в конце концов замолк.

Сидя на корточках на чердаке, мы съедали наш завтрак, а затем в шесть часов утра строились рядами по трое, с шапками в руках, даже если шел дождь или снег. Комендант и его адъютант пересчитывали нас, и, если случалось, что один из наших товарищей по болезни или обессиленный оставался лежать на земле у барака, коменданту достаточно было приказать бригадирам: «Всыпьте ему, или я всыплю вам», как несколько бригадиров тут же выбегали из строя и через некоторое время притаскивали в строй нашего больного товарища, который не мог больше держаться на ногах.

Затем мы шли строем в залитую водой каменоломню, взяв под руки или неся на руках наших больных товарищей, причем нас конвоировала вооруженная охрана с собаками. Там при любой погоде начиналась наша работа, которая заключалась в том, чтобы после взрыва, с помощью мотыги, кайла и лопаты дробить обломки камней и грузить их в вагонетки. Если один из наших товарищей обессиленный валился с ног, то охранники и бригадиры при помощи дубинок и собак снова заставляли его работать. Работали мы без перерыва до 12 часов.

лагерь

Еле волоча ноги, мы возвращались в барак, где получали в миске свои пол-литра теплой похлебки. Сидя или лежа на земле, мы буквально вливали ее в себя.

В 13 часов мы снова выстраивались на перекличку, а затем опять, еле волоча ноги, тащились на каменоломню, где в полузабытьи, непрестанно вспугиваемые ударами палок и укусами собак, работали до 18 часов. После работы мы возвращались в барак, поглощали наш ужин, состоящий из пол-литра такой же похлебки, какую мы получали в обед. Смертельно усталые, мы падали на пол нашего барака, а в 20 часов мы снова должны были выстраиваться во дворе на перекличку.

По окончании ее мы возвращались на наш чердак, где засыпали как убитые. Только около половины из нас, заключенных, имели одеяла, а поэтому мы тесно прижимались друг к другу. Наши бригадиры спали на чердаке вместе с нами, но на тюфяках, набитых соломой, и на деревянных нарах.

Перед тем как запереть снаружи дверь на чердак, нам для отправления естественных надобностей ставил» две старых деревянных кадки. Хождение к этим кадкам начиналось немедленно и продолжалось всю ночь. Через несколько часов кадки переполнялись и их содержимое переливалось через край, распространяя зловоние.

Иногда ночью для того или иного из нас муки кончались и на следующее утро он уже лежал неподвижным. За время моего пребывания таким образом умерли 20 товарищей.

Однажды ночью умерли сразу трое. В таких случаях на следующее утро являлись бригадиры с известным нам всем ящиком, шириной в 50 сантиметров, высотой также в 50 сантиметров и длиной в 1 метр, и туда бросали наших товарищей. Когда же бывало три трупа и крышка ящика не закрывалась, то два бригадира до тех пор топтали верхний труп, пока крышка не закрывалась.

Я и мои товарищи из Касселя тысячу раз задавали себе вопрос, за что мы должны терпеть такую жизнь. Мы спрашивали об этом также других товарищей. «Преступление» одного из них заключалось в том, что он, работая в сельском хозяйстве, бил корову, а другого — в том, что он воровал вишни с дерева. Третий товарищ, работая на усадьбе, куда он был назначен, забыл дать лошади овес. Четвертый попал в лагерь за то, что он без отпускного билета поехал к своей сестре, проживавшей от него на расстоянии 50 километров.

Как-то одному из наших товарищей удалось бежать. Однако у самого Рёмгильда его поймали и бросили в так называемый бункер. Через пять дней он был мертв. Воскресных дней мы не знали, один день был похож на другой. Когда меня 23 ноября освободили из лагеря, все мое тело было в синяках от полученных ударов.

Иосиф Зурек, родился 2 марта 1908 года в Ченстохове

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *