Первые советские танки в оккупированном Минске

танки въезжают в город

Кремлевские куранты отсчитали двенадцать часов ночи. Только что скрылась луна. Стемнело, и приземистые тридцатьчетверки не спеша направились по указанному маршруту. Впереди шла машина Колычева. Сделав большой крюк, через прилегающий лесок гвардейцы на стыке фашистских подразделений пересекли линию обороны гитлеровцев и выскочили на окраину города. Петляя по улочкам, они добрались до железобетонного моста, соединявшего центральную часть города с окраиной.

Сидевшие на танке саперы спрыгнули и тут же доложили, что мост взорван.

— Что же делать? — подумал Колычев. Но тут он вспомнил, что имеется еще деревянный мост.

Начинало светать. Гвардейцы развернулись и устремились за командиром взвода.

— Впереди немцы! — крикнул сержант В. П. Гукалов. Колычев прильнул к перископу. Фашисты разворачивали противотанковую пушку.

— Быстрей, Гусман! — приказал Колычев. Через минуту танк вздрогнул, немного накренился, потом выпрямился и пошел дальше. С фашистской пушкой было покончено.

Гвардейцы спешили. Вот гитлеровцы встретили их пулеметным огнем. Но бойцы преодолели вражеские заграждения и выскочили к мосту. Навстречу выбежала женщина и стала кричать, что мост заминирован.

— Быстрее обследовать мост! — приказал Колычев саперам. Пока те обезвреживали и вытаскивали мины, Колычев дал радиограмму на пункт связи о том, что мост захвачен. Радист указал координаты. Фашисты открыли огонь, но было уже поздно. По дрожащему от тяжести деревянному настилу гвардейцы переправились через реку. Для охраны моста до подхода своих войск Колычев оставил две машины и сапера, а затем двинулся на центральную улицу, к Дому Советов. Увидев советский танк с красной звездой и знаком «Гвардия», минчане с криками «Ура!» бросились на улицу. Вот к танку Колычева подбежала женщина и стала размахивать руками. Мендубаев приоткрыл люк.

— Колонна фашистских автомашин направилась к мосту! — кричала она.

— Гусман! К мосту! — скомандовал Колычев.колонна после обстрела

Около 200 автомашин с грузами, зажатые с двух сторон пулеметным огнем наших танкистов, не дошли до переправы. Видя, что деваться некуда, уцелевшие гитлеровцы вынуждены были поднять руки и сдаться в плен. В это время в город ворвались остальные подразделения бригады, пехота и артиллерия. К исходу дня столица Советской Белоруссии была очищена от немецко-фашистских оккупантов.

Гвардейцы преследовали фашистов. Впереди их мчался «Николай Обыскалов». Вот Колычев заметил, что по шоссе движется колонна гитлеровцев. Не раздумывая, он въехал на шоссе, врезался в колонну и вынудил гитлеровцев сложить оружие.

Вечером, когда гвардейцы находились за несколько километров от города и на землю опустились сумерки, над Москвой гремел салют в честь советских воинов, освободивших столицу Советской Белоруссии. Это был салют и отважному экипажу прославленного «Николая Обыскалова».

Советская Армия гнала немецко-фашистских оккупантов на запад. Преследуя и уничтожая их, экипаж Н. И. Колычева прошел еще сотни километров. Он громил оккупантов на земле Белоруссии и Литвы и одним из первых ворвался в цитадель немецких баронов — Восточную Пруссию.

В августе приказом командира 2-го гвардейского танкового корпуса Николаю Колычеву было присвоено звание «старший лейтенант», а через несколько дней он вступил в должность командира танковой роты. Танк «Николай Обыскалов» был передан лучшему экипажу его роты во главе с гвардии лейтенантом П. В. Ивановым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *