Первый бой отряда «Журналист»

партизаны вов

Небольшая разведывательная группа собиралась во вражеский тыл, в район молдавских Кодр. Командиром отряда был Мусий Васильевич Смилевский (подпольная кличка Василий Кириллович) или Жора Смилевский, как его называли друзья.

Товарищам по оружию была известна довоенная профессия их командира — он работал заместителем редактора областной молодежной газеты «Бильшовыцька зброя» в Николаеве. Может быть, это и сыграло известную роль при выборе названия их отряда. Тем более что они хотели сделать и приятное своему командиру, которого любили и уважали. Все сошлись на одном: отряд будет называться «Журналист». Под этим именем он сражался во вражеском тылу.

В ночь на 17 марта 1944 года с аэродрома поднялся самолет и взял курс на запад. В нем находилась группа Жоржа Смилевского.

Пролетая над Сесенским и Бравичским лесом, одиннадцать смельчаков бросились в черную, расстилавшуюся под крылом самолета бездну. Парашют Николая Кости не раскрылся, и он разбился. Сильной воздушной волной Хорольского унесло за дальние холмы, он потерял связь с товарищами. А парашют Клавы опустился на верхушки деревьев. Девушка повисла на ветвях, спрыгнуть на землю ей долго не удавалось. Тем временем над лесом уже занималась утренняя заря, и парашютистку могли обнаружить. Наконец девушке удалось уцепиться за крупную ветвь и подтянуться к стволу дерева. Она достала нож, перерезала стропы, распутала парашют и спрыгнула на землю. Через некоторое время Клава уже была среди благополучно приземлившихся товарищей.

Итак, двоих они потеряли. Один из них был переводчик. Это могло обернуться большой бедой для отряда: ведь молдавского языка практически никто не знал.

Разошлись в разные стороны, и с помощью условных сигналов стали искать товарищей. Долгий поиск ничего не дал. Подавленные случившимся, они ушли в глубь леса.

— Как будем обходиться без переводчика? — в раздумье спросил комиссар Ефим Исайкин. — Как теперь общаться с населением, беседовать с людьми?

— Жаль ребят, — сказал командир, — туго нам придется, труднее, чем можно было предположить. Что с ними могло случиться?

И тут как раз, словно из-под земли, из леса вышли три женщины, закутанные в шали. Это были, по-видимому, богомолки. Они направлялись в монастырь, стены которого белели сквозь деревья на противоположном склоне и откуда доносился перезвон колоколов.

— Кто вы такие? Что за село поблизости? — спросил командир, подходя к женщинам.

Крестьянки недоуменно переглянулись и наперебой залопотали:

— Че ынтрябэ, фа? (что он спрашивает) — спросила одна из них.

Не сумев ничего выяснить, несмотря на усердное жестикулирование, партизаны направились дальше. Богомолки, не на шутку перепуганные, вернулись в село. А здесь во всю били в барабаны. Это означало, что что-то случилось и всем надо немедленно собраться на площади перед зданием примарии. Люди с тревогой спрашивали друг друга: «Что произошло?» Никто толком ничего не знал.

Шеф жандармского поста поднялся на стул, чтобы видеть толпу.

— Господа! — озабоченно крикнул плутониер. — В нашем селе найден парашют, а рядом с ним труп партизана. Он разбился при падении. Но не может быть, чтобы бандит прыгал с самолета один. А где остальные, сколько их? Теперь они будут грабить, убивать, сжигать ваши дома. Так вот, если хотите спокойно спать и спокойно жить, вы должны их поймать сегодня же, немедленно, ибо завтра будет поздно!

Толпа зашевелилась, загудела. Но на лицах у большинства собравшихся жандарм увидел спокойствие и даже равнодушие.

— Вы что, рады большевикам?! Я вас заставлю изловить и уничтожить партизан. Вашими же руками мы с ними покончим!

Сельские богачи подбивали крестьян пойти в лес на поиски парашютистов. Но люди молча разошлись по домам.

Взбешенным жандармам удалось собрать лишь жалкую кучку из кулаков и молодых новобранцев. Но и они не показывали большого рвения. Дойдя до опушки леса, остановились, в нерешительности топчась на месте.

— В шеренгу, расстояние друг от друга — десять шагов, разомкнись! — скомандовал шеф поста. — Очистим лес от большевиков!

партизаны вов

Часам к двум-трем пополудни один из жандармов натолкнулся на партизан. Но, сраженный автоматной очередью, он на виду у всех скатился в овраг. Остальные преследователи бросились наутек. Гонимые страхом, они разбежались кто куда. Возвратившись в деревню, незадачливые вояки во главе с примарием в срочном порядке обратились за помощью в соседние оргеевский и каларашский легионы. Оттуда был вызван взвод солдат и жандармов. Они направились в лес. Завязалась перестрелка. Партизаны, отходя в глубь чащи, отбивались от наседавших врагов. До 20 солдат и жандармов нашли смерть от метких партизанских пуль. В отряде был ранен только один человек — Федор Исайкин, брат комиссара. Это был первый бой, который дал «Журналист» оккупантам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *