Первый день войны

на падение на СССР

В три часа ночи полк подняли по боевой тревоге.

Война.

Уже через двадцать минут сабельные эскадроны на рысях вынеслись из расположения полка и потянулись к западной границе. Понеслись пулеметные тачанки. Ханпаша Нурадилов с завистью проводил их глазами.

Вслед за ними вылетел за ворота и минометный взвод лейтенанта Девитта.

Небо на западе озарилось зловещими огненными сполохами. Впереди все грохотало, рвалось, ухало, гремело, словно тысячами кувалд били по листовому железу. И на фоне этого гула едва слышалась частая трескотня ружей и пулеметных очередей.

Через два часа после нападения фашистов части 3-й Бессарабской кавдивизии вступили с противником в ожесточенные бои и заставили его перейти к обороне.

Спешенные части дивизии оседлали дороги, ведущие в сторону границы, и заградили наступающему противнику путь. Противник открыл по залегшим цепям 3-й кавдивизии сильный артиллерийский и минометный огонь, поддерживаемый с воздуха «юнкерсами».

Наша артиллерия была еще на подходе. Отвечали немцам только минометные расчеты. Эскадронные коноводы, пулеметные тачанки, минометные повозки рассредоточили в ближнем лесу. Стоя со своей повозкой у самой опушки леса и слушая звуки боя, Ханпаша мучился от бездействия. Где-то там насмерть бился его друг Степан.

За короткое время Ханпаша хорошо изучил и миномет. Всего несколько дней назад он просил лейтенанта Девитта перевести его в минометчики. Но лейтенант только усмехнулся:

— Товарищ Нурадилов, нам хорошие ездовые не меньше нужны, чем минометчики. Успеешь.

Вспомнил Ханпаша слова Мути. Война действительно была не такой, какою он себе представлял. Вместо того чтобы носиться по полю, тачанки стояли здесь в укрытии без дела. Пулеметы к огневой позиции поволокли вручную.

Солнце поднялось уже высоко. Неожиданно противник прекратил артобстрел. Установившееся затишье изредка нарушали туки коротких пулеметных очередей и хлопки винтовочных выстрелов. В воздухе послышался нарастающий грозный гул. Выстроившись в строгую линию, с запада летели «юнкерсы».

— Воздух!

Бойцы, находившиеся на опушке, бросились под укрытие деревьев. Самолеты повернули к лесу. Делая по одному левый разворот, начали сбрасывать свой смертоносный груз. Тяжелые бомбы. Лес наполнился потрясающим грохотом. Вырванные с корнями деревья стоймя взлетали в воздух и тяжело рушились вниз, круша и ломая в щепы соседние деревья.

Противник, по-видимому, искал в лесу коней дивизии. Три бомбы одна за другой упали на болотистый луг возле самого края леса, взметая в воздух массу илистой грязи. Ханпаше показалось, что возле самых ушей у него взорвалась какая-то громадная стальная цистерна. Земля качнулась и куда-то ушла из-под ног. Мир померк. Кругом все стало желтым. Через несколько секунд он пришел в себя. Он лежал на куче жидкой грязи, выброшенной из огромной воронки. Пошевелился. Руки и ноги были целы. «Юнкерсы» уходили.

— Шуи да валла вирца! — не выдержал и выругался Ханпаша по-чеченски.

Подбежал ездовой Андрей:

— Ханпаша, цел?

— Совсем целый. Ах, шайтан их возьми! — ответил он, очищая с лица и головы липкую грязь. Взглянул на лошадей. Одна из них лежала на боку, билась и тщетно пыталась подняться из огромной кучи грязи, обрушившейся на нее. С помощью Андрея Ханпаша поднял лошадь. И на повозке было полно земли и грязи, словно кто-то нарочно нагрузил ее.

Ханпаша стал чистить лошадей. Подходили красноармейцы, несколько обрадованные неожиданному развлечению.

— Ханпаша, куда глину везешь?

Сразу поняв, в чем дело, Ханпаша невозмутимо ответил:

— На базар…

— Почем пуд?

— Отойди дальше! У солдата какие деньги? Не купишь — не трогай.

Красноармейцы засмеялись. В это время подъехал майор Брикель. Увидев его густо вымазанное грязью лицо, на котором видны были только белки глаз и ослепительно белые зубы, майор невольно засмеялся.

— Боец Нурадилов, что с вами?

— Доктор сказал, немножко грязем лечиться надо, товарищ майор.

— Полегчало?

— Совсем здоровый стал, товарищ майор.

— Ладно, ладно. А вы, ребята, помогите ему.

Бойцы бросились чистить повозку. За всю бомбежку в лесу были убиты две лошади.

бой вов

К десяти часам утра к району, обороняемому полком, подтянулась артиллерия, приданная 3-й дивизии. В полдень гитлеровцы начали артподготовку, намереваясь пробить в обороне кавалеристов брешь для развития наступления на Львов. На каждый снаряд наши пушки теперь тоже отвечали снарядом. До вечера противник предпринял три атаки. Все они были отбиты. Но на тридцатикилометровом участке обороны 3-й кавдивизии между городком Рава-Русская и Жулькевом врагу удалось продвинуться на 10 — 12 километров в глубь нашей территории.

Так прошел первый день войны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *