Письма казаков, страдающих от репрессий советской власти 1931 год

+-Письма казаков, страдающих от репрессий советской власти 1931 год
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

18 мая: «Дорогой и жалкий мой братец, папаша из ссылки написал мне, что ты не пишешь мне потому, что боишься меня подвести. Не бойся за меня. Пускай меня куда хотят ссылают и выселяют, я желаю вести с тобой переписку. Все равно уже хуже того, что здесь творится, нигде не будет, а терять мне нечего. Все забрано до нитки, выгнали со двора, живу у кума Н.

Папаша пишет из Архангельской губернии, что здоровье его плохое, сильная задышка, просит помощи и сообщает, что будут перегонять еще на 1000 верст дальше, в какую-то Пищуру. Я приготовила посылку и пошла сдать на почту, но там отказали в приеме, посылки в Архангельскую губернию не идут, запрещено спасать своих родных, умирающих с голоду.

Мама тоже стара и плоха, сослана отдельно от папы и пишет, чтобы я скрылась от высылки — уж очень там плохо жить, морят голодом и холодом. Ей я успела послать 2 посылки и 30 руб. денег, зато сама осталась раздетой и голодной, и теперь у меня нет ничего совершенно.

Письма казаков, страдающих от репрессий советской власти 1931 год

Сейчас у нас очень трудно, хлеба купить не за что, менять не на что и заработать негде, все идет в колхоз, а там никакого порядка, и мы там не состоим. Что будет дальше, не знаем. Словом, жить нельзя. Куда деваться, тоже не знаем, хоть ложись и умирай с голоду.

У нас сейчас нет мужчин, все по тюрьмам, на высылках и принудительных работах, где тоже морят голодом. В тюрьмах ужас, какого раньше не было. В Майкопе и в Лабинской все тюрьмы забиты казаками, сидят по 5-6 месяцев в тюрьмах, хлеба не дают и помочь давать запрещают. Вот когда наелись все советской власти и рады были бы, если бы кто взял ее от нас хоть на время, чтобы нам отдохнуть.

Пиши скорей ответ и положи туда конверт со своим адресом, у нас некому это сделать…»

Из Архангельской губернии: «Закрытых писем не пишите, не пропускают. Пишите открытки».

Из станицы Б-кой, Майкопского отдела, 19 мая: «Кум Г. прислал из Ставропольской губ. маленькую дочку на родину, которая рассказывает, что там на людях пашут, форменным образом запрягают в плуг и погоняют. А если не пойдешь на работу, то гонят на принудиловку. Люди разбегаются во все стороны. Куму А. некуда бежать через четырех маленьких детей, старшему 8 лет.

Вынесут продавать барахло — никто не берет, не за что. Потайком муку покупают по 50—70 руб. пуд, и найти трудно, а весеннего заработка нет…»

С Кубани, 20 мая: «Живу я сейчас у Вашей мамы. Меня выгнали из дома, а имущество разграбили. Колю в тюрьму загнали — девять месяцев уже сидит в тюрьме, а там с голоду погибают. До последнего фунта все забирают и даже до сухарика. Людей терзают и бьют без оружия, да лучше бы сразу, как голодом морить. Нигде не спрячешь — ни в земле, ни в горе, везде находят.

Набрали мы хлеба более 100 пудов, а сейчас умираем без хлеба. Купить негде, наш забрали, рынки закрыли, скотину поели, лошадей поморили — с голоду попадали. Свиней тянут, по переулкам бегают и где заметят — как звери, бегут за свиньями. Замки ломают в хатах, а кого застают — терзают и бьют. Люди кричат «караул», а спасать некому — все прячутся, кто куда попало.

Праздников нет, гонят на работу и на Пасху, и на Троицу, и в воскресенье. Народ чисто мертвый ходит, дети маленькие — как дыни, желтые. Не остается ни курочки, ни уточки, ни конька-скакунка — все перевели, редко у кого коровка есть.

Письма проверяют — из твоего письма вытащили бумагу. Грабеж до конца: одежду тянут, подушки, рядна, одеяла, перья, хлопья, где какая железка, где старый чугун, гвозди, чулки — совершенно ободрали нас. Председатель сам грабит. Нет у нас во дворе ничего абсолютно, кроме нас, все забрали…»

«Напрасно вы упрекаете брата, его уже давно нет в станице, сидит в ГПУ в Армавире. Когда и куда его отправят — пока неизвестно. Мамашу вашу тоже из станицы увезли…»

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
Один комментарий на тему “Письма казаков, страдающих от репрессий советской власти 1931 год
  1. Много читал воспоминаний казаков.
    Их было шесть миллионов профессиональных воинов. Шесть миллионов казачьего войска, верных Вере, Царю и Отечеству. И они это все защищали от всех внешних и внутренних набегов. Но не уберегли. Страшные буржуа свергли царя, и они не смогли его защитить
    А потом произошло страшное. Из Германии, в запечатанном вагоне прибыли пархатые большевики. И они их всех расказачили!!! Да не просто расказачили, а сделали это в извращенной форме.
    Так расказачили, что только после 1990го отдельные особи с лампасами стали вылезать из щелей, и рассказывать про свой героизм.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *