Почему в Европе не знали о Китае

Почему в Европе не знали о Китае

Рассказ построен на сообщениях китайского историка Сыма Цяня о посольстве его современника Чжан Цяня к народам, заселявшим в то время Среднюю Азию и Афганистан (135— 115 гг. до н. э.). Это было первое открытие Запада китайцами, после которого начались сравнительно регулярные сношения по так называемому Шелковому пути.

Заседание Высокого совета при Сыне Неба У-ди состоялось в Зале диковин. Вдоль его стен тянулись шкафы, хранившие все удивительное, что находили в Поднебесной или присылали соседи. Тут можно было увидеть лютню, будто бы упавшую с неба, бобы из страны Восходящего солнца, достигающие при варке размеров куриных яиц, нетонущие камни, котел, кипящий без огня, сердоликовую шкатулку из страны, где в воздухе плавают перья.

Двенадцать советников по утвержденному императором списку уже сидели, ожидая Чжан Цяня. Вот и он, старец, которого никто из советников ранее не знал и еще не сумел увидеть после возвращения в Поднебесную. Все лица обратились к человеку, побывавшему там, где духи и чудовища подстерегают на каждом шагу, и вернувшегося невредимым.

— Совершенномудрые! — начал Чжан Цянь.— Из ста мужей, которые были моими спутниками в стране западных варваров, вернулись лишь двое. Много ли могут взять на свои плечи двое немолодых людей и пронести через пустыни и горы, преодолевая путь в пятнадцать тысяч ли? И все же мы вам сможем показать нечто удивительное и достойное вашего просвещенного внимания.

Посол обратил взгляд к двери, где за занавесом стоял его спутник, и тот мгновенно вынес и поставил на стол нечто ссохшееся, напоминавшее голову змеи, но без глаз, и вместе с ним нож с костяной ручкой.

— Не пугайтесь, совершенномудрые,— продолжал Чжан Цянь.— Это не голова зверя, а плод народа Давань. Этот народ ведет оседлую жизнь, сеет рис и пшеницу, а также выращивает такие плоды. Они достигают величины более человеческой головы. Их сушат так же, как у нас мясо, и едят круглый год.

Сказав это, посол встал и разрезал диковинку на двенадцать частей. По залу распространился приятный запах свежескошенной травы.

— Берите, совершенномудрые, пробуйте! — проговорил Чжан Цянь.

Но никто не пошевелился. Высокие советники словно окаменели.

— Могу вам сказать,— добавил Чжан Цянь,— что Сын Неба и его главные жены съели точно такой плод и остались довольны.

Сразу же к подносу потянулось двенадцать рук, и он опустел. Самый отважный из советников взял свою долю в рот и, закашлявшись, выплюнул прямо на стол.

Лицо посла вытянулось в радостном изумлении. Он подбежал к месту смельчака и сгреб выплюнутое себе в ладонь.

— Какое счастье! — воскликнул он.— Мы уронили пакет с семенами этого божественного плода, и их развеял ветер пустыни. И кто бы мог думать, что случайно сохранилось семя в сушеном плоде. Молю вас! Если попадется кому-нибудь такая косточка, не глотайте ее, а, вынимая пальцами, кладите на стол. Остальное же ешьте и наслаждайтесь. Из косточек я выращу у нас в Поднебесной такие плоды, и вы поймете, насколько же свежие вкуснее сушеных!

Священномудрые положили свои доли в рот и начали сосредоточенно жевать. Но на стол не легла ни одна косточка.

Тем временем помощник посла поставил на стол коробочку из яшмы, отделанную золотом. На дне ее что-то чернело. Не дожидаясь, пока советники кончат есть, Чжан Цянь сказал:

— А это семена другого плода из страны Даваль, которые я доставил в сушеном виде. Даванцы называют их «ойнос». Они величиной с плод вишни, но зеленого цвета, и растут не на деревьях, а на кустах по склонам холмов. Они соединяются в кучки по сто и более плодов. Осенью их выжимают и делают из них пьянящий напиток. Двое из моих спутников так к нему пристрастились, что не захотели возвращаться со мной и остались жить среди варваров. И одно это говорит, насколько хорош напиток, если ради него можно забыть отечество, детей и жен и остаться у чужаков. Даванцы говорят, что плод и напиток из него разнес бог Дионис, дошедший в своих странствиях до Страны слонов. Но к счастью, ему что-то помешало добраться до нас. Сушеные же плоды ойноса безвредны. Их съел Сын Неба вместе с главными женами, а косточки подарил мне, поручив их высадить в дворцовом саду, чтобы попробовать пьянящий напиток.

Чжан Цянь дал знак, и его спутник принес две шелковые подушечки с прикрепленными к ним блестящими кружками.

— Это деньги западных варваров,— сказал посол.

По залу прошло движение.

— Деньги у варваров? — проговорил один из советников.— Этого не может быть. Наверное, это украшения.
— Нет, деньги. Ведь мы их меняли на еду и другие вещи. Мне удалось узнать, что варвары стали использовать деньги в то же время, что и мы, и они с тех пор сохранили ту же форму кружков. На деньгах они изображают своих правителей. Я уже вам говорил, что в Давани семьдесят городов, и почти каждый из них имеет свои деньги. Но было время, когда все эти города подчинялись одному царю с очень трудным именем Александр. Он был правителем страны Да-цинь и решил пройти путями бога Диониса. Он покорил все земли до страны Давань, а также и Давань, оттуда же через горы прошел с войском в Страну слонов, которую называют также Шеньду или Иньду.
— Что тебе известно об этой стране? — спросил советник, поперхнувшийся косточкой.
— Очень мало,— отвечал Чжан Цянь.— Обитатели этой страны ведут оседлую жизнь. Местоположение страны низменное, и там большая жара. Люди сражаются, сидя на слонах. Столица же лежит на большой реке. По моему разумению, дойти до Страны слонов ближе не по западному, а по южному пути. До нее будет не больше 12 тысяч ли, но есть ли проходы через южные горы в Страну слонов, я не знаю.
— Скажи, Чжан Цянь, — спросил другой советник.— Что знают западные варвары о нас?
— В сто раз меньше, чем мы о них. Меня встречали, как выходца из другого света. Они только слышали о нашем шелке. С кем бы мне ни приходилось говорить, спрашивают лишь о шелке. Они представляют нас как шелковых людей, только и делающих, что разводящих червей и мотающих шелк. Если бы я им рассказал о наших городах, о дворцах, государственных книгохранилищах, они бы приняли меня за хвастуна или лжеца. Но я им почти что ничего не говорил, а только слушал. Чем меньше будут знать на западе о Поднебесной, тем лучше. А то вдруг появится какой-нибудь новый Александр и вздумает нас завоевать.

Почему в Европе не знали о КитаеРаздался дружный хохот. Советники долго не могли успокоиться.

— Ты большой шутник,— сказал советник, поперхнувшийся косточкой.— Как нас могут завоевать какие-то варвары, которым до нас расти еще тысячу лет! И как они к нам отыщут дорогу, если у них нет стрелки, указывающей на север. Как они, разделенные на сотни городов, имеющих каждый свое войско и свои деньги, смогут справиться с нами?!
— Я думаю, что даже первые их послы до нас доберутся не ранее чем через тысячу лет,— сказал Чжан Цянь.— Тем не менее мы должны помнить, что эти жалкие варвары существуют и копошатся на своей земле. Помня наставления Кун-цзы, нам не следует быть беспечными.

Европейцы появились в Китае в эпоху Римской империи, но скорее всего, это были торговцы, а не послы. Подлинное посольство прибыло через тысячу четыреста лет — это посольство Марко Поло. Только после него можно говорить об открытии Китая европейцами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *