Почетный донор СССР

вов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Когда началась война, мой муж — командир Красной Армии находился в Красносельском летнем лагере. Его сразу же направили в Эстонию, а в августе 1941 г. — под Москву. Больше мы с ним никогда не увиделись, прожив вместе всего один год.

По профессии я — трактористка. Однако начала работать нянечкой в больнице при предприятии «Арсенал». Потом больница стала госпиталем. Дел было много, но я по молодости со всем справлялась. Дежурила на крышах, однажды участвовала в аресте вражеского пособника, подававшего сигналы из ракетницы.

Трудно было видеть, как на твоих глазах и руках умирали люди! Больных всех перевели в подвал, там было безопаснее, а главное теплее. Их поступало много — раненые с фронта и те, кто от голода уже не мог двигаться. Рядом с нашим госпиталем находилось общежитие ремесленного училища. Однажды один из мальчиков пришел и сказал, что там много ребят, которые уже не в состоянии выйти на улицу. На носилках мы принесли в приемный покой всех, кто был еще жив. Волосы на головах мальчишек были покрыты коростой, вшами, гнидами. Мы их вымыли, а затем выхаживали, как могли. Многие из них поправились и выжили.

При нулевой группе крови всю войну я была «универсальным»донором. Очень часто, когда поступали раненые, меня просил сдать для них кровь. Бывало, в один день, в нарушение всех правил и с риском для собственного здоровья, сдавала кровь до двух раз, когда от этого зависела жизнь поступившего тяжелораненого. Меня наши врачи очень ценили и старались поддерживать, даже главврач больницы частенько старался как-то подкормить.

Кровь сдавать я ходила каждый месяц на Дегтярный переулок. Старшая сестра Тамара Ивановна знала нас, доноров, в лицо. Сдав кровь, получали чай с печеньем. Когда стало совсем плохо с продуктами, доноров кормили обедом. И многие приходили сдавать кровь для того, чтобы хоть один раз сытно пообедать.

26 декабря 1941 г. мне в первый раз дали шестикилограммовый донорский паек, в который входили сахар, крупа, мясо, масло, булка — всего понемногу. Для отоваривания карточек доноров был выделен специальный магазин, что являлось для них невероятным благом: в те времена даже рабочие карточки было отоварить очень трудно из-за отсутствия продуктов.

В числе госпитальных доноров был и наш кочегар. Он давно от недоедания и донорства чувствовал себя плохо, но продолжал ради обеда сдавать кровь. В январе 1942 г. он настолько ослаб, что сам не мог получить по карточке масло, попросил меня. Выкупив, пришла в кочегарку и застала его уже мертвым. Стояла и плакала: успей я принести ему масло вовремя, может, он и остался бы в живых.

Не знаю, что помогло мне выжить в блокаду. Может быть, молодость и тот донорский паек. А может, два ведра капусты, которые я успела засолить в октябре 1941 г. с помощью соседа. Он работал в районе мясокомбината и знал, где можно что-либо, что раньше казалось никуда не годным, раздобыть. Тогда многие ленинградцы ездили на трамвае до Средней Рогатки и собирали на совхозном поле остатки от убранной капусты. Ездили и мы. Я набрала целый матрасный мешок капустных листьев. Из них у меня и получились те два ведра отличной «хряпы».

доноры

Мясокомбинат был эвакуирован, и на его территории мы с соседом нашли свиную шкуру и свиные обрезки. Набрали этого богатства целый мешок, нашли немного соевой муки и сахарного песка. Все это потом разделили.

И вот, в самое трудное время я приносила в госпиталь обрезки шкурок и капусту, и мы с медсестрой Зоей Александровной варили преотличнейшие щи, которые были не только сытны, но и вкусны. Ну, а когда это богатство кончилось, покупали на рынке плитки столярного клея, вымачивали в воде и варили студень. Вот так мы и жили, работали, подчас неделями не уходя из госпиталя. Домой идти и возвращаться на работу не было сил.

12 мая 1942 г. меня направили работать трактористкой в совхоз близ станции Горская. Совхоз снабжал овощами Кронштадт и его форты. Весной, когда никаких овощей еще не было, мы собирали лебеду, крапиву. Мыли и упаковывали, а матросы приезжали и забирали. Все же это была хоть какая-то зелень и витамины. Потом поспели морковь, свекла, капуста. Тем, кто работал хорошо, до 10% заработной платы оплачивали овощами. Для нас, изголодавшихся, это был настоящий праздник.

Зимой 1942 г. действовала ледяная дорога, связывавшая Горскую и Кронштадт. Ее немцы часто обстреливали. Во время очередного обстрела снаряд попал в дом, и я оказалась под его обломками. Военные меня откопали, но после этого я целый месяц лежала, лечилась на дому. Приходила медсестра, делала уколы, массаж.

Потом меня положили в областную больницу, что на улице Комсомола. Там пролежала еще два месяца и получила инвалидность. Работала шофером в совхозе «Восход». Весной 1946 г. я возила из лесхоза на станции Лисий Нос саженцы для посадки в Парке Победы. Нашим совхозом там была посажена целая аллея, и об этом оповещала специальная табличка. Донором я была до 1968 года. В настоящее время — «Почетный донор СССР» (Тамара Петровна Доронина)

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *