Подарки с Большой земли

В середине апреля в Ивенецко-Налибокскую пущу прибыла группа руководящих партийных работников во главе с секретарем Барановичского подпольного обкома партии Василием Ефимовичем Чернышевым. Линию фронта они пересекли на планерах, приземлились на Бегомльском аэродроме, а оттуда — лесами к нам. Пришли в расположение бригады имени В.П. Чкалова под вечер, заросшие, уставшие после дальней дороги. Все, кто в это время находился на базе, обступили их, помогли освободиться от тяжелых вещевых мешков. Среди прибывших я увидел своего товарища по институту Григория Старовойтенко.

— Гриша! Каким ветром занесло тебя в пущу?

— Как видишь, сменил перо на автомат, — показал он на оружие. — Но и перо не сдал на склад — утвержден редактором барановичской областной подпольной газеты.

Я несказанно обрадовался этой встрече. Еще бы: встретить в пуще однокашника-кижевца! К тому же Гриша привез с собой типографское хозяйство.

Налибокские партизаны угощали посланцев Большой земли всем, чем могли. Кое у кого во флягах нашелся и «бакштансю першачок». Расспросам не было конца. Как живут, трудятся, борются советские люди? Как Москва — не пострадала ли от бомбежек, о которых фашисты трубили в своих газетах? Нас интересовало буквально все. Беседы у костров затянулись далеко за полночь. Все были возбуждены. Наши товарищи — тем, что после длительного перехода с немалыми приключениями добрались, наконец, до пущи, мы — услышанными от них новостями.

Чернышев оказался человеком простым, общительным. Он был рослый, широкоплечий. Силу его я почувствовал при первом рукопожатии. Как и все люди такого склада, он был спокоен, нетороплив. Крупное мужественное лицо выражало большую силу духа. Взгляд твердый, даже строгий, но когда Чернышев улыбался, — лукавые искорки зажигались в глазах, и они становились удивительно молодыми, живыми и веселыми.

Назавтра Чернышев с группой командиров и комиссаров отправился подыскать в пуще место для аэродрома. Подходящую площадку нашли возле деревни Печище.

И сразу закипела работа. Партизаны выкорчевывали кусты, срезали кочки. Был назначен начальник аэродрома, в его распоряжение выделили взвод бойцов. На всех окрестных дорогах велось патрулирование. Вокруг аэродрома выставили посты, засады, секреты.

сброс груза

И вот настал долгожданный день. Чернышев сообщил:

— Ночью будем жечь костры, самолет доставит груз.

Это были для нас поистине волнующие минуты. Как только тьма окутала пущу, в ночное небо взвились языки костров, освещая напряженные, взволнованные лица собравшихся людей. Затаив дыхание, мы вслушивались в каждый звук, малейший ночной шорох. В полночь раздался ровный гул самолета, и над площадкой повисли мерцающие купола парашютов. В сброшенных тюках оказались автоматы, патроны, взрывчатка, медикаменты. Стоит ли говорить, сколько было радости: наконец-то мы связаны с Большой землей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *