Подвиг неизвестной радистки

Подвиг неизвестной радистки
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 4,67 из 5)
Загрузка...

В полдень 19 октября 1944 года после полуторачасовой артиллерийской подготовки войска двинулись вперед. Вслед за тапками пехотинцы быстро преодолели минное заграждение.

Развернувшись в цепь, роты стремительно атаковали первую вражескую траншею, затем под прикрытием артиллерийского огня ворвались во вторую. Мы шли вместе с пехотой, на ходу подавляя уцелевшие огневые точки врага.

Стрелковая рота, которую поддерживала наша батарея, приблизилась к шоссе Ротан — Пултуск. Всего метров двести оставалось до шоссе, когда нас всех прижали к земле пулеметные очереди противника. Осмотревшись, я увидел неподалеку зарытый в землю фашистский танк. Засевший в нем пулеметчик, строчил короткими очередями, не давая возможности поднять голову. Шавшин пытался развернуть рацию, с него сбило шапку, пришлось ткнуться носом в лужу. Чувствую, кто-то трогает меня за рукав.

— Разрешите? — шепчет Кириллин и показывает бутылку с горючей смесью.

— Давайте. Только осторожнее.

И молодой коммунист пополз.

— По танку огонь! — приказываю разведчикам.

Бьем из автоматов, не поднимая головы, не целясь, в белый свет, лишь бы отвлечь внимание пулеметчика. Как там Кириллин? Жив еще? Жив, ползет. До танка метров двадцать.. Ну, бросай же! Нет, еще ползет, хочет наверняка. Бутылку бросает метров с семи. Та разбилась о броню, вспыхнуло жаркое пламя. Из люка выскакивает гитлеровец, автоматная очередь Сиридлина скашивает его. Рота поднимается на ноги, бежит мимо горящего танка. Прочно седлаем дорогу. Я сообщаю на батарею координаты. Пусть теперь гитлеровцы сунутся!

Подвиг неизвестной радистки

20 октября, преодолевая упорное сопротивление, мы подошли вплотную к населенному пункту Обремб.

Фашисты вели заградительный огонь из артиллерии. Наша пехота залегла. Командир стрелковой роты старший лейтенант М.М. Трофимов попросил меня подавить артиллерийскую батарею противника. Я подготовил данные для стрельбы и приказал радисту И. Шавшину вызвать огневую позицию. Радист начал настраиваться. В эфире, среди шума, треска и пронзительного свиста четко и ясно слышалось:

— Я — «Родина », я — «Родина » — огонь по господскому дому, огонь по господскому дому.

— Кто требует огня?

— «Родина », товарищ капитан, но только у нас нет таких позывных.

— Вызывайте командира дивизиона, — попросил и подошел к рации. Я хорошо знал своего радиста земляка кубанца, уловил его напряженное волнение. Взял наушники и тот час же услышал, как перебивая командира дивизиона капитана Шевченко, какой-то тревожный женский голос торопливо повторял:

— Я — «Родина », я — «Родина » — огонь по господскому дому Обремба.

Переговорил с командиром дивизиона, подхожу к стерео-трубе. А Шавшин снова услышал требовательный голос неизвестной корреспондентки:

— Я — «Родина»…

— Товарищ капитан, — Шавшин встал и быстро взволнованно заговорил.— «Родина» требует огня. «Родина» просит…

Радист стоял передо мной сильно возбужденный, без головного убора, густые черные как смола кудри неловко спадали на лоб, казалось, что они дышат.

— Вот, послушайте, — и он резко передал мне микрофон. Из эфира доносилось: «Огонь по господскому дому!» Перекрестие стереотрубы уперлось в шпиль башки. Это и есть господский дом. А что если…

— Я — «Родина», давайте огня, я — «Родина»…

Снова подхожу к радиостанции:

— Батарея, по господскому дому, прицел, уровень, угломер…

Снаряды легли чуть левее и ближе.

— Правее 0-02, прицел больше 2, четыре снаряда батареей беглый огонь!

В то же время десятки других наших орудий ударили по населенному пункту. Плотная стена дыма закрыла деревню. Замолчали фашистские орудия. И не успел еще рассеяться дым, как могучее русское «ура» прокатилось по полю.

Пехота пошла на штурм. Мы не отставали. Шавшин на ходу искал в эфире: «Родина», я — «Вишня», как меня слышите? «Родина»…»

Никто ему не отвечал.

Войдя в освобожденный Обремб, мы быстро побежали к господскому дому. Где же «Родина»? Кто это? Эта мысль сверлила душу. Вот он, господский дом. Кругом воронки, пробита крыша, стены. Во дворе валялись разбитые орудия, машины, много вражеских трупов. Видно, здесь находился штаб.

— Товарищ капитан, нашли «Родину».

— Где? — спрашиваю, тормоша возбужденного радиста. Но Шавшин уже бежал к кирпичному двухэтажному дому, на чердак. Еле успеваю за ним. Поднимаемся наверх.

Сюда, сюда…

Крыша в этом месте была проломлена и сквозь образовавшийся проем пробивался свет. На ящике от снарядов лежала разбитая рация, а рядом, свесив голову, сидела, прислонившись к дымоходу, девушка. В руке намертво зажат микрофон. Длинные светлые волосы закрывали лицо. Потрепанное платье скрывало тонкую фигуру. Некоторое время длилось жуткое молчание. Затем, сняли шапки. Шавшин подошел к рации, посмотрел па шкалу и дрожащим волнующим голосом тихо как будто боялся, что его услышат, проговорил:

— Наша волна, — и я впервые увидал, как по щекам этого храброго солдата покатились слезы. Не сдерживались и другие.

Когда хоронили радистку, батареей дали залп.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
2 комментариев на тему “Подвиг неизвестной радистки
  1. Здравствуйте ! Вечная память Всем погибшим за ЧЕСТЬ, СОВЕСТЬ, СВОБОДУ и НЕЗАВИСИМОСТЬ нашей РОДИНЫ ! ! !
    Начиная с древних времён и по наши дни.
    Третий тост всегда за ВАС ! ! !

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *